Дата последнего номера: 15 Июня 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Букет цвета солнца и осени (Рассказ)

0 2305 Кроме того
  • Букет  цвета  солнца  и  осени (Рассказ)

Он встретил Дашу в тот момент своей жизни, когда уже и не думал найти настоящую любовь. Более того, в такое сильное чувство некогда романтичный, влюбчивый парень, мечтавший, глядя на звезды, давненько не верил. Как и многие закоренелые холостяки, чей возраст перевалил за тридцатник, Александр предпочитал веселые посиделки с друзьями, рыбалку, чтение книг в одиночестве и мимолетные увлечения. Не прошла у Саши лишь детская любовь к хоккею - только теперь он уже не думал о лаврах звезды НХЛ, а просто играл, как умел, с ребятами в хоккейной коробке, установленной на окраине города.

Начать карьеру профессионального хоккеиста Александру помешало то же, что и стать выдающимся писателем - уникальная привычка не верить в собственные силы, причем даже тогда, когда всё шло замечательным образом. Поэтому вместо того, чтобы получать гонорары Буре и Акунина, пришлось зарабатывать на жизнь, учительствуя в школе небольшого городка, иногда пописывая эссе и зарисовки для местной газеты.

***

В тот день Александр вернулся на лед спустя почти три недели - сильный ушиб и без того больного колена не дал наслаждаться игрой в самый холодный месяц зимы. Теперь совсем скоро наступит весна, которую он так не любил, и о хоккее придется забыть на долгие месяцы… Правда, в этот момент у Александра мысли заняты были другим - он никак не мог найти вдохновения для написания рассказа в стиле "лав-стори". Об этом его попросила Надежда Олеговна, 30-летняя незамужняя красавица, заведующая отделом писем редакции, которой Александр уже несколько лет безуспешно пытался понравиться.

- Что же Вы всё, Александр Андреевич, то о природе, то о погоде - написали бы хоть раз о любви, о чувствах, о красивых отношениях между мужчиной и женщиной, ведь Вам это несложно?

- Конечно, несложно! Для Вас, Наденька - всё, что угодно. Но с одним условием - Вы разрешите угостить Вас чашечкой кофе.

- Напишите, а потом… будет видно, - не ахти какой обнадеживающий ответ, но для Александра это было уже что-то! До этого Надежда не давала и намека на то, что их общение может выйти из рамок "строго по работе".

В течение всех трех недель невольного больничного Александр силился выдать любовный рассказ экстра-класса. Сюжет потенциального хита менялся в его голове со скоростью ветра, названия - еще быстрее. "Страсть к незнакомке", "Запретный плод", "Неприступная", "Долгий поцелуй на ночь", "Соблазнение брюнетки" - прокручивая в голове весь этот бред, Александр невольно сам себе усмехнулся: "Видимо, во мне погиб сценарист фильмов для взрослых! Но, черт возьми, не могу я писать по заказу!".

Возможность выйти на лед воспринималась им как хороший повод отвлечься, но на разминке, погруженный в себя, Александр наматывал круги по площадке, даже не глядя по сторонам.

- Андреич, мы сегодня будем играть? Или продолжишь заниматься фигурным катанием?

Голос Сергея Петрова, давнишнего приятеля и капитана команды, вернул Александра на грешную землю. Как оказалось, уже всё было готово к началу матча "тысячелетия" - "Неудержимым", как называли себя игроки команды Александра, противостояла "Турбина", собранная из юных "звезд" хоккейной секции при спортшколе. Среди игроков команды-соперника Александр узнал двоих своих учеников, один из которых, десятиклассник Вовка Серов, окликнул его:

- Александр Андреевич, здравствуйте! Помните, Вы мне на прошлой неделе "тройку" поставили? Теперь готовьтесь - минимум три шайбы вам отгружу!

- Шлем застегни, герой атаки! - но окрик учителя не возымел никакого действия - вместо того, чтобы поправить экипировку, Володя лишь дико заржал и, задрав клюшку, прокатился по льду на одном коньке.

В этот момент появился судья - старший тренер спортшколы, и матч начался.

Прокатываясь возле борта, Александр заметил еще одну деталь - внушительную группу поддержки, в которой, помимо детишек из окрестных домов, оказалось несколько девушек, обычно катавшихся на лыжах в лесополосе недалеко от хоккейной коробки.

С первых секунд игры стало видно желание всех игроков показать слабому полу, кто хозяин на льду. От того и обидно было мальчишкам-спортсменам, что пропустили быстро две шайбы. Александр, напротив, был горд собой - именно он завершил одну из комбинаций красивым броском под перекладину. "Турбина" побежала отыгрываться, и в первой же атаке Володя Серов, потеряв шлем и равновесие, врезался бы головой в штангу ворот, если бы не бросившийся ему наперерез Александр.

***

Первой, кто выскочил на лед и побежал к потерявшему сознание парню, была девушка в синем лыжном костюме и белой вязаной шапочке. Когда она оказалась рядом, пострадавшему уже оказывали первую помощь. Еще несколько мгновений - и на месте была медсестра, которая тут же приняла решение доставить парня в больницу.

К счастью, обошлось без серьезных последствий - сотрясение мозга от удара о лед было не самым страшным, что могло произойти в данном случае. Слушая доктора, который обследовал подростка, Александр понимал, что в хоккей ему в этом году уже не играть - спасая Володю, он снова повредил свое больное колено. Но сейчас оно беспокоило Александра меньше всего - девушка в синем костюме оказалась сестрой его ученика и полными слез и благодарности глазами смотрела на спасителя брата.

- Молодой человек, что у Вас с ногой? - врач закончил отчет о здоровье Володи.

- Ничего страшного, до свадьбы заживет, - Александр лишь усмехнулся.

- Нет-нет, Петр Георгиевич, обязательно посмотрите, я видела, он сильно ударился, - в разговор вступила девушка. - Только это нашего Вовку и спасло, - по щеке красавицы снова покатилась слеза.

Доктор строго посмотрел на потенциального пациента, и Александр сдался.

- Ну, хорошо, хорошо, но это только для того, чтобы девушка не волновалась…

- В смотровую, - скомандовал доктор, - а ты, Даш, пока сходи, успокой всех и пусть по домам расходятся. А то ваши хоккеисты во дворе больницы настоящий митинг устроили. И еще - родителям пока не звони, к Володе пока всё равно нельзя - он уснул, а их напугаешь до смерти, потом при встрече все расскажешь.

***

Сидя на кушетке, Александр наконец смог вытянуть ногу и насладиться невообразимой тишиной, стоявшей в больнице в выходной день. Через пару минут появился врач, занявшийся осмотром пострадавшей конечности.

- Ну что, доктор, в этом сезоне сыграю за сборную России? - Саша в привычной ему манере пытался шутить, хотя боль была адская.

Петр Георгиевич оторвал взгляд от колена, но заговорил лишь спустя пару минут.

- В общем, тебе сейчас даже ходить много не рекомендуется, а про коньки до следующей зимы вообще забудь. В понедельник сдаешь анализы и ко мне, выпишу тебе направление…

- Да ну его, доктор, это направление, лучше скажите, Вы знаете эту девушку, сестру Володи?

- С какой целью интересуетесь? - старый врач в упор посмотрел на Сашу и слегка улыбнулся, - на молодежь потянуло?

- Доктор, да я и сам вроде как не старый, и она, ну понятно, что моложе меня, но не школьница, в конце концов!

- Да не волнуйся ты так, слышал, что нервные клетки не восстанавливаются? Я же пошутил, - Петр Георгиевич снова заулыбался, а потом продолжил совершенно серьезно, - Володя и Даша - дети наших хороших знакомых, мы с супругой у них часто дома бываем, дружим семьями, короче. У них с Вовкой разница десять лет, так что ты прав, она уже не за партой сидит. После института в Москву уезжала работать, а вот с полгода назад вернулась - видимо надоела ей столичная жизнь. Очень хорошая девушка, только несчастливая. Ты вроде парень неплохой, посмотри, может, что у тебя с ней и получится…

Александр сам не помнил, как очутился на улице. Сережка Петров уже ждал его - приятель доставил Сашкину "Ладу-Приору" от хоккейной коробки к больничным воротам. Причем ждал его не один, а в компании с Дашей.

- Вы как? - на лице девушки было искреннее сочувствие.

- Всё в норме, пустяки, небольшой синяк, как говорится, госпитализация не потребовалась, - Саша заулыбался.

- Слава Богу, если так, - Даша тоже улыбнулась, - но помните, я обязательно потом обо всём расспрошу Петра Георгиевича, и если Вы меня обманули… Я в детском саду работаю, воспитателем, и если что, знаю, как наказать непослушных детишек, говорящих взрослым неправду.

- Не хочу прерывать вашу милую беседу, - в разговор вмешался Сергей. - Но меня дома жена уже настойчиво видеть хочет. Санчо, ты сам доедешь или мне у тебя таксистом подработать?

- Еще как доеду, сказал же - со мной всё отлично. И тебя подвезу - хоть к жене, хоть к теще на блины… И Вас, девушка, тоже, куда пожелаете!

- Меня Даша зовут.

- Александр, - он протянул руку новой знакомой и впервые посмотрел ей в лицо, а встретившись взглядом с Дашей, уже не мог отвести глаза в сторону, продолжая держать ее тонкие длинные пальцы в своей ладони.

- Ладно, ребята, пойду я пешком, десятиминутная прогулка мне не повредит, а то я скоро начну вас смущать, - с этими словами Сергей закинул коньки на плечо и направился в сторону дома, напевая про себя: "А мы случайно повстречались...".

***

В тот год весна стремилась навстречу лету с бешеной скоростью. Уже в середине апреля были по-настоящему жаркие дни, а в мае ощущался Его Величество Июль.

Саша и Даша молча сидели на молодой зеленой траве в тени старых берез - в пятницу после обеда им удалось выбраться за город.

- Саш, ну скажи уже что-нибудь, а то мне начинает казаться, что ты не со мной, - Даша прижалась к руке Александра, который смотрел куда-то вглубь леса, усердно пережевывая бутерброд с колбасой.

- А что, для того, чтобы быть рядом, нужно обязательно что-то говорить? - Александр прервал свое затянувшееся молчание и крепко обнял Дашу.

- Нет, не нужно, - Даша по-кошачьи мурлыкнула, - Я могу молчать с тобой вечность. Просто мне непривычно, что ты ничего не говоришь более двух минут.

Александр лишь улыбнулся в ответ. Он знал за собой привычку много и увлеченно говорить, иногда активно жестикулируя - этим он грешил и во время уроков в школе, и в общении с друзьями, а теперь еще и в разговорах с Дашей. Избавиться от словоохотливости казалось ему хорошей идеей.

- Тебе здесь нравится? - он спросил это тихо-тихо, словно боясь потревожить кого-то.

- Да, здесь здорово, ты не поверишь, но я несколько лет не была в лесу. А когда в последний раз ездила на пикник с родителями, пошел дождь, и мы быстро уехали. И когда же это было… Кажется, мне тогда только двадцать лет исполнилось, и с тех пор будто целая жизнь прошла. И сейчас такое чувство, что я в лесу никогда не была - эти запахи, шум листвы, цветы…

"Действительно, как много одуванчиков", - Александр не слышал, что говорит ему Даша, так как мыслями он был уже на соседней поляне, ставшей желтой из-за обилия маленьких цветочков.

- Милая, подожди-ка секунду…

Через пару минут Александр вернулся. У него в руках был огромный букет.

- Ой, это всё мне? - Даша кокетливо засмущалась, - Какой шикарный!

- Да, первый весенний букет - специально для Вас, мадмуазель! - Александр привстал на одно колено и протянул цветы Даше.

- Спасибо, любимый, - на глазах у девушки появились слезы, и она даже не пыталась их скрыть.

Вообще Даша была не из плаксивых барышень, такое проявление чувств Александр видел лишь второй раз - впервые после того зимнего вечера, когда едва серьезно не пострадал ее брат. А слово "любимый" он вообще ни разу не слышал, и в этот момент его сердце оттаяло окончательно и бесповоротно.

- Я давно тебе хотел кое-что сказать, - Александр сел рядом и нежно вытирал слезы со щек своей девушки, - можешь смеяться и считать меня старым сентиментальным дураком, но я в тебя влюбился и мне не нужен никто кроме тебя.

Даша больше не плакала. Теперь она улыбалась, прижимая к сердцу букет из желтых весенних цветов. Лучи солнца, пробиваясь сквозь ветви деревьев, играли на ее миловидном лице, делая улыбку еще красивее.

- Не наговаривай на себя, милый, ты очень умный, ведь ты не думаешь, что я могла полюбить дурака?

***

В августе жара достигла своего пика, и временами казалось, что весь городок переехал на берег пруда, ища спасения от палящего солнца.

Саша и Даша также нередко выезжали на пляж, но лишь для того, чтобы быстро искупнувшись, уехать куда-нибудь далеко от тех мест, где можно встретить много народу. Они объехали почти все окрестности, но в небольшой заброшенной деревеньке, куда их привела полевая дорога, оказались впервые.

- Странно, на GPS здесь ничего нет - до самой трассы дорога и поле, - Даша вглядывалась в монитор навигатора так, словно пыталась увидеть на нем очертания полуразрушенных домиков.

- Ничего и не будет - это село заброшено уже много десятков лет, - Александр слышал об этом месте, но никогда здесь не был, - Когда-то тут жили старообрядцы. Говорят, большинство из них погибли при пожаре, который уничтожил почти все село, видишь, - Александр указал рукой в сторону уцелевших строений у самой околицы, - это всё, что удалось им спасти. Вскоре почти все, кто выжил, покинули эти места. А тех немногих, кто решил остаться, больше никогда никто не видел.

- Боже мой, у меня мурашки по коже, - Даша поежилась в кресле, - давай уедем отсюда. Мне так и кажется, что из этих окон на нас кто-то смотрит.

- Ты серьезно? А я то думал зайти посмотреть, как у них обстоят дела с внутренним убранством, - Александр слегка улыбнулся и повернул ключ на "старт", но мотор наотрез отказался заводиться.

- Саш, что случилось? Ты меня ведь не специально пугаешь, - солнце к тому времени уже почти село и в сгущавшихся сумерках остовы домов стали выглядеть еще более зловеще.

Александр молчал. Он сделал еще несколько безуспешных попыток запустить двигатель, а потом полез под капот.

"Бензонасос гудит, стартер работает, все провода на месте, что же это такое? Может, датчик коленвала накрылся? Тогда, действительно, это конечная остановка".

Что бы ни случилось с машиной, больше всего Александру не нравилась мысль о ночлеге возле проклятой деревни, о которой ходило столько рассказов и слухов, что о некоторых из них Александр предпочел бы и не думать. Ругая себя за то, что решил заглушить мотор, он смотрел вдаль уходящей дороги.

- Даш, посмотри по навигатору, сколько километров до трассы? - пока совсем не стемнело, надо было решать, что делать.

Ответ "почти четырнадцать" не мог порадовать Сашу, поэтому он решил узнать, сколько до ближайшей деревни.

- Почти столько же, тринадцать с половиной, и идти придется вон через ту гору, - Даша выглянула из окна машины и махнула рукой в сторону холма за разрушенной деревушкой. - А что, всё так серьезно?

- Похоже на то, - Александр закрыл крышку капота. - Придется остаться здесь до утра.

***

Откинувшись на сиденьях автомобиля, путешественники доедали остатки от пикника и тихонько разговаривали. Густые сумерки окутали всё вокруг и очертания злосчастной деревни почти скрылись из виду.

Ночь наступила безлунная, за окном было, как говорят в таких случаях, хоть глаз выколи, и Александр порадовался, что не решился на отчаянный марш-бросок - успеть добраться до цивилизации до наступления темноты было невыполнимым заданием. В конце концов, всё лучше сидеть в салоне автомобиля и спокойно дожидаться рассвета, чем бродить по незнакомой местности в кромешной тьме, подсвечивая себе путь экранами телефонов и GPS-навигатора. А о суевериях и легендах можно постараться не думать, тем более, Даша была прекрасной собеседницей.

- Какое странное место - мобильники не ловят сигнал, машина ни с того, ни с сего сломалась, даже тишина, и то какая-то странная. Ты прислушайся, сверчков, и тех не слышно, - Даша понизила голос почти до шепота.

"Вот тебе и не думай про суеверия и легенды", - Александр решил немедленно перевести тему разговора.

- Ну, мобильная связь здесь вообще нигде не ловит, местность, как видишь, густонаселенной не назовешь. И еще, про телефонные звонки, кто это тебе сегодня утром звонил столько раз? Ничего не случилось?

- Нет, - Даша слегка мотнула головой, - всё в порядке. Подруга, с которой в Москве работали, в гости хочет приехать.

- Это та самая… Лена, с которой вы квартиру снимали?

- Алёна. Нет, это не она. С этой мы не очень долго общались. В общем, от гостей я отбилась, - Даша улыбнулась и закрыла глаза. - Милый, ты спать не хочешь? Я уже отключаюсь…

- Спокойной ночи, любимая! Буду охранять твой покой, пока всё равно спать не хочу.

Даша тоже не хотела спать. Но разговаривать ей больше не хотелось - правду она решила не говорить, а первая ложь далась ей очень тяжело.

Так повелось, что они с Александром сразу условились - то, что было в прошлом, там и осталось, поэтому разговоры об отношениях до их встречи оставались закрытой темой, и это их обоих устраивало. Человек, звонивший утром, был Виктор, её бывший друг из Москвы, которому Даша отдала два года жизни, чтобы в один прекрасный день узнать, что у него есть жена и маленький сын. Она порвала с ним в тот час же, но он не оставил попыток вернуть ее. Даже когда Даша уехала в маленький родной городок в сотнях километров от столицы, он продолжал писать смс и не оставлял надежд, что она возьмет трубку…

А потом он исчез, чтобы спустя долгие месяцы позвонить с незнакомого номера и сообщить, что развелся, а Дашу любит и ждет...

***

В осеннем лесу было сыро и зябко - погода, решив отыграться за безумно жаркое лето, зарядила на пару недель бесконечное множество холодных дождей. И хотя в этот день с утра было ясно, ощущение безвозвратно ушедшего тепла было вполне осязаемо.

- Ты хотела поговорить, - Александр подошел к Даше и протянул ей несколько желтых кленовых листьев, сложенных веером.

- Это что, - улыбка Даши не могла скрыть ту глубокую грусть, что была у нее на лице, - первый осенний букет?

- И, похоже, последний, - Александр взял Дашу за руку. - Ты всё решила, ведь так?

Даша сглотнула ком в горле и заговорила изменившимся голосом:

- Да, и это самое тяжелое решение, которое мне приходилось принять. Ты хороший человек, и я вижу, что любишь меня. Но где наше будущее? Мы вместе уже много месяцев, но ты ни разу не заговорил о семье, ты проводишь время со мной, но ты всегда в своих мыслях, ты доволен тем, что учитель истории в маленькой школе, хотя способен на большее. Тебя вообще всё устраивает - ты хочешь играть до старости в свой хоккей, познавать родной край и рассказывать детям о Ганнибале и Цезаре - пожалуйста, просто мне нужно большее.

Александр вспомнил ту ночь возле сожженной деревушки. Ближе к утру Даша решилась на откровения, и ее было уже не остановить. Ее рассказ о том, какой замечательный человек ее "бывший" - Виктор - длился пару часов, и всё это время Саша сидел и молчал. Не сказал он и слова потом - ни когда маленький трактор неспешно тащил их машину до трассы, ни вернувшись домой. На протяжении мучительно долгих недель он наблюдал, как отношения рушатся, словно карточный домик. Вот и теперь, не в силах сказать ни слова, Александр держал руку Даши и смотрел на любимую, которая уходила от него навсегда.

- Нам пора возвращаться, - голос девушки разорвал тишину. - У меня поезд сегодня, я уезжаю. С работы уже уволилась, вчера был последний день. Больше здесь мне нечего делать. Я надеюсь, ты сможешь простить меня… Нет, не сейчас, а когда-нибудь, когда ты найдешь свое счастье, и боль утихнет, когда ты поймешь, что так будет лучше для нас...

Даша все говорила и говорила, пока с неба не стал накрапывать дождь - внезапно налетевшие тучи заволокли недавно ясное небо, чтобы отнять у природы последний солнечный день.

***

Тебе подарю я последний букет,

Не будет в нем ласковых роз,

Не будет в нем лилий и хризантем,

Он будет из солнца и слез.

Тогда ты уйдешь и забудешь меня,

Но в первые дни декабря

Тебе напишу: не забыть мне тебя,

И жить продолжаю, любя.

Тебе не прочесть этих строк никогда.

Тебе ведь они не нужны.

Я их удалю, лишь в сердце храня

Любви нашей майской цветы.

Александр сидел на холодной скамейке в заснеженном парке и смотрел на экран телефона. "Удалить? Конечно! Никогда не писал ведь стихи, вот и не надо начинать! Удалить номер абонента? Удаляем! Не был счастлив, и не надо начинать…"

- Мужчина, Вам не холодно? - знакомый голос из пустоты вернул Александра в реальность.

Он поднял глаза и увидел Надежду, стоявшую в двух шагах от него. Он давным-давно не видел ее - точнее, с того самого дня, когда она попросила его написать рассказ о любви. Но еще пару недель назад Сергей по просьбе приятеля отнес в редакцию папку с рассказом, и со словами "Надежда Олеговна? Это для Вас" вручил растерявшейся женщине.

- Что-то давненько Вы к нам не заглядывали, Александр Андреевич. Я уж думала, что Вы забросили свой писательский дар на пыльную полку, а тут такое произведение.

- Вам понравилось? - Александр убрал телефон в карман куртки и пытался натянуть на окоченевшие руки перчатки.

- Честно говоря, я не читала - посмотрела на заголовок и поняла, что это не про меня, - Надежда улыбнулась и присела на скамейку рядом.

- И как же Вы по одному заглавию догадались, что этот рассказ не про Вас? - Александр невольно заулыбался в ответ.

- Ну, если бы я была главной героиней этой истории, - теперь Надежда смотрела Александру прямо в глаза, - Вы назвали ее "Соблазнение неприступной", ну или как-то наподобие этого.

Александр захохотал. Он вспомнил те дикие истории, которые даже не мог излить на бумагу ввиду их убогости.

- И еще, знаете, - Надежда продолжала смотреть ему в глаза, - Я удивлена. Даже не подозревала, что Вы способны на такие высокие чувства. Думаю, мне стоит угостить Вас чашечкой кофе, если Вы, конечно, не против…

Окончательно замерзший Александр поднялся со скамейки и протянул руку Надежде, помогая подняться.

- Какое из двух заведений нашего городка изволите посетить? - Александр шутливо развел руки в стороны.

- Думаю, раз я угощаю, может, ко мне пойдем, я тут совсем рядом живу…

Александр не возражал.

- Но помни, - перейдя на "ты", Надежда разрешила Саше взять себя под руку, - я всё еще не доверяю тебе до конца, но ты первый человек в моей жизни, кому я хотела бы верить.

Павел ЛОПАНЦЕВ



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Погода