Дата последнего номера: 9 Июля 2020 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Бессмертный полк с улицы моего детства

0 452 Общество
  • Бессмертный полк с улицы моего детства
  • Бессмертный полк с улицы моего детства
  • Бессмертный полк с улицы моего детства
Бессмертный полк с улицы моего детстваБессмертный полк с улицы моего детстваБессмертный полк с улицы моего детства

Мы Вас никогда не увидим,

Мы Вас никогда не забудем

Когда наступает День Победы, мы, никогда не слышавшие грохот бомбовых разрывов, вой снарядов и пулеметных очередей - скорбим. Мы помним на генетическом уровне, кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет. Ни пяди нам чужой земли не надо, но и своей не отдадим.

И в день начала войны также хочется вспомнить тех, кто отдал свою единственную жизнь за наше мирное существование. И хочется вспомнить тех, кто был в рядах победителей - это наши соседи, родственники, любимые родители. На улице Карла Маркса нашего города, где в первые десятилетия после победы прошли мое детство и юность, почти в каждом доме были те, кто воевал и пришел с войны живым. Все они были меченные пулями, осколками, пережившие потрясения от увиденного.

Я всегда вспоминаю, с болью дядю Федора Воротникова. Это был высокий, смуглый, худющий мужчина. Он курил махорку, вкручивая ее в кусок газеты. От курева у него были зубы желто-черного цвета, и лицо изрезанное морщинами. Этот человек был грустным и смеялся очень редко. Он приходил в наш дом по воскресным дням и просил моего отца сыграть на гармошке "Амурские волны". В это время в его смородиновых глазах появлялся лучик света, лицо разглаживалось и добрело, и между мужчинами завязывался разговор. Оказалось, он бывший рабочий - бригадир тракторного завода города Сталинграда. Во время войны ему пришлось защищать свой завод от фашистов. Он говорил, как было тяжело стрелять в живых людей. Отмечал чрезмерную пунктуальность немецких солдат, видел, как они отгружали боеприпасы, как стервятники бомбили санитарные лодки с нашими ранеными, переправляющимися на другой берег Волги. Дядя Федор говорил с хрипотцой, простудился в холодных окопах. Немецкие окопы отличались от наших комфортом. Они были устланы досками и сеном, поэтому горели часто. Наши окопы были вырыты наспех, из песка, щебня и тяжело поддающегося камня. Вот он там и получил вначале воспаление легких, а потом туберкулез. Лечиться было негде и некогда. Воевал до последнего, невзирая на болезнь. В конце своего визита, обращался к моей маме: "Анюта, пожалей героя войны, дай, пожалуйста, пару солененьких огурчиков и щепотку квашенной капусты”, и с грустинкой, ссутулившись, удалялся до следующего воскресного дня. Умер внезапно, в туберкулезном диспансере, так и не поправив свое здоровье.

Разные судьбы всплывают в моей памяти из детства. Вот Василий Ермолаевич Ковалев. Во время боев получил контузию. Сильная головная боль и боль в глазах. Был в госпиталях, но никто не мог вылечить. После войны ему удалили глаз, но боль не проходила. От этого была большая возбудимость, и все это обрушивалось на его семью. Благодаря его красавице-супруге в доме было тепло и уютно, вкусно пахло пирогами. Он никогда не надевал свои награды, отдав их на игрушки внукам.

На нашей улице жила семья Старцевых. Глава семьи, Василий Николаевич, воевал под Сталинградом в конной разведке. Это пекло поглотило не одну тысячу людей. Выживших - единицы. Среди них был Василий Николаевич, хрупкий, невысокий. Получив тяжелейшее ранение, был списан, как тяжелобольной, на долечивание в тыл. Но он был молоденьким, совсем парнишкой, а быть обузой и в тягость кому-то категорически не хотел. В городе в то время мужчин было мало, а дел мужских - невпроворот. Так он нашел работу милиционера в ОВД, прослужив после войны три десятка лет. Был награжден орденом "Отечественной войны II степени" и медалью "За боевые заслуги". О войне говорить не хотел, особенно в семье.

Мой отец, Павел Васильевич Монахов, еще в боях с белофиннами был списан, как слабовидящий. У него было зрение -12, потому во время Великой Отечественной он получил бронь и трудился на военном заводе его родного города Ленинграда. Потом завод в блокаду эвакуировали по Ладоге в глубь страны. Вот так он оказался в Красноармейске. Работал в литейном цехе на заводе "Рабочий". Работал сутками, там и спал. На заводе он познакомился с Михаилом Рзаевым. Это был мальчик-азербайджанец. Он успел побывать в боевых действиях, где получил тяжелое ранение головы. После долгого лечения в госпиталях и скитания, он оказался также в литейном цехе завода "Рабочий". Они ели и спали в цехе, притулившись в уголочке - поочередно. А наступивший перерыв они вместе голодали, съев свой малюсенький паек - кусочек хлеба сразу с кипятком из заваренных смородиновых листьев. Так они, бездомные и голодные, породнились, почти став братьями. Потихоньку пили кипяток и мечтали, как вот-вот закончится проклятая война и они уедут каждый на свою родину. Наступила Победа, они были награждены медалями “За доблестный труд в годы войны”. Эти два мечтательных человека не уехали на свою любимую родину, потому что нашли свое счастье в Красноармейске. Именно здесь каждый нашел свою пристань, но дружба их продолжалась до последнего часа. Однажды я отцу привезла в подарок валеночки ручной валки, мягонькие и тепленькие. Отец попросил купить еще одну пару для друга Миши Рзаева, у него ноги сильно болели. Только эти валенки оказались уже невостребоваными. Грустные воспоминания…

Я хорошо помню семью Коровянских, глава ее - Александр Аристархович, а его жена - Раиса Михайловна. Это была счастливая пара. Муж - постарше, а жена - моложе, задорная, веселая и неугомонная. По воскресным дням, а иногда по праздникам в наш гостеприимный дом приходили друзья и соседи. Отец играл на гармошке, а гости пили чай и говорили о современной политике, вспоминали войну. Потом пели любимые песни. Помню, как они говорили о том, почему немец напал на нашу страну, для чего нужно было убивать, жечь, разрушать? Наши солдаты, кто дошел до Германии, увидели хозяйства немецких фермеров, бетонированные скотные дворы, просторные жилые комнаты, ковры, полные шкафы одежды, шоссейные дороги, двухэтажные дома с электричеством и газом, красивые парки и сады. Что еще им было надо? Им нужны были рабы и наши природные богатства.

Были на нашей улице дома, где не было мужчин-отцов. В таком доме бедно жили вдовы и их дети. Дети рано становились взрослыми. Даже в десять-двенадцать лет шли работать, помогали по дому. Матерям было очень тяжело.

Но эта война не сломила народный дух. И в день ее начала мы скорбим по погибшим, умершим в мирное время, и надо, чтобы о их подвиге, о их судьбе помнили наши дети и внуки.

Тамара ПУШКАРЕВА

На снимках: улица Карла Маркса - такая же, и другая...; супруги Старцевы; Павел Васильевич Монахов с женой Анной Денисовной и внуками



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Погода