Дата последнего номера: 5 Августа 2020 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Одинокие совы

  • Одинокие совы

- Почему ты не спишь? - тихонько спросила Маргарита, словно боясь разбудить кого-то, хотя в доме они были вдвоем. В кромешной тьме ночной комнаты она видела лишь силуэт сидящего на краю кровати мужа.

Тишина не нарушилась ни на секунду. Олег даже не шелохнулся, продолжая смотреть в одну точку - в окно, занавешенное ночными шторами. Слабый свет снаружи с трудом проникал в комнату через плотную ткань. Он исходил от фонаря, который был в полусотне метров от дома, на самой окраине улицы, где кончалась городская черта, и начинался холмистый луг, казавшийся нескончаемым в безлунную ночь. Если бы не желтый свет фонаря, способный выдать ночного путника, Олег давно уже шел по плохо прокатанной луговой дороге, до самой лесополосы, за которой начиналось еще более бескрайнее в ночной темноте пшеничное поле.

- Поговори со мной. - Маргарита продолжала смотреть на силуэт мужа, который не подавал никаких признаков того, что слышит жену. - Ты скажи, тебе совсем невмоготу со мной? Почему ты всё время молчишь? Не спишь по ночам, ходишь мимо, словно меня и нет вовсе рядом, а если и говоришь, то лишь сам с собой… Скажи, ты не любишь меня больше?

Тишина продолжалась. Так прошло минут десять, а может и больше. Время словно застыло, и жизнь вместе с ним замерла, звуки ночи растворились в предутренний час, казалось, что вечность закончилась, и это теперь навсегда. Маргарита не могла больше говорить, да и сказать ей совсем было нечего. Она накрыла лицо одеялом и тихонько заплакала.

Олег бесшумно поднялся на ноги. Взял с пола одежду и так же бесшумно оделся. В кромешной тьме, к которой привыкли глаза, что-то быстро и размашисто написал простым карандашом на чистом листе желтой бумаги, бросил беглый взгляд на жену, которая, как казалось теперь, мирно спала, обулся и вышел за дверь. Записка лежала непрочитанной до половины восьмого утра. "Собери мои вещи. За ними заедут". Коротко и не прощаясь, Олег оставил в прошлом восемь лет своей жизни.

***

Олег никогда не любил цветы. Комнатные и луговые, живые и искусственные, розы и гвоздики - все они наводили на него жуткую скуку и меланхолию. Но закрыть цветочный магазин, доставшийся в наследство от ушедшей в лучший мир бабушки, рука не поднялась. Благо, что продавец Вера Васильевна работала там задолго до того времени, когда бабушку Олега сразил ставший смертельным недуг, не позволяя и без того не особо прибыльному бизнесу развалиться окончательно. "Подруга дней моих суровых" - так, цитатой из классики русской поэзии, звал Олег любимую бабушку, ставшую для него по воли судьбы лучшей мамой на свете. Она была для него последним родным человеком на всём белом свете. И без нее ему стало куда более одиноко, чем раньше.

"Знаю, я виноват, что тебя, бабуля, не стало… Сколько слез ты пролила из-за моих шалостей и хулиганств? Из института меня выгоняли, машину я разбивал, из милиции не раз и не два меня вытаскивала, пока ума-разума не набрался! А тут еще развод с Маргаритой… Но не мог больше я жить так, не мог, понимаешь, родная - мучил лишь ее и себя" - стоя возле могильной оградки, Олег плакал беззвучно и почти без слёз, но только он знал всю тяжесть груза, что сдавил его душу тисками боли и искреннего раскаяния.

Тот день был последним для него в автосервисе, где начался его трудовой путь после получения диплома инженера-электрика. Было время, когда он считался лучшим спецом в городе по автозвуку, но с годами любовь к громкой музыке и желание "прокачивать тачки" сошли на нет, а любимое дело превратилось в рутину. Бросить работу, которой он посвятил много лет, вынуждали и обстоятельства - уже немолодая Вера Васильевна не могла одна нести на своих плечах бремя забот о магазине - главном деле всей жизни бабушки. А Олег обещал своей лучшей "подруге", что "Остров цветов" будет жить, покуда жив он.

***

Первым шагом Олега на посту хозяина магазина стал переход на круглосуточный режим работы. Не сказать, чтобы сильно он верил в то, что народ пойдет за цветами в полночные часы - сделал это он для себя, назначив свою персону ночным продавцом - за годы работы на автосервисе он настолько привык работать в темное время суток, что не представлял себя на рабочем месте при свете дня.

Ожидания совпали с реальностью - спрос на цветы в ночные часы был настолько эпизодический, что Олег часами просиживал без дела, то уткнувшись в экран телефона, то в монитор ноутбука. Среди цветов было ему неуютно, он старался совсем не смотреть на стеклянные витрины, за которыми в ожидании своего покупателя томились розы, ромашки, хризантемы, лилии и ещё много разных цветов, названия которых Олег даже не знал. В первое время в магазин частенько заезжали друзья, и Олег не чувствовал себя так одиноко, как в первые дни после смерти бабули. Приезжали и незнакомые люди - с просьбами помочь по "старой" специальности. Несколько раз Олег закрывал магазин, ехал в гараж и брался за дело, но ловил себя на мысли о том, что сабвуферы, усилители и другое музоборудование вдохновляют его не больше, чем витрины с цветами.

Шло время, друзья и знакомые всё реже заезжали проведать приятеля. Да и Олег особо никого не хотел видеть. Задумчивый и отрешенный от реальности, он казался очень странным. Иногда среди ночи он шел гулять по улицам небольшого родного городка, которые знал, как свои пять пальцев. Тусклый свет фонарей, редкие машины и еще более редкие прохожие - свидетели его бесцельных брожений, воспринимались Олегом как объекты чужеродной реальности. Погруженный в воспоминания о днях, минувших давно, он не воспринимал никого и ничего вокруг. "Всё это тени и пыль", - повторяя про себя слова героя старого фильма, он силился вспомнить, как называлась эта кинокартина. Но не мог.

***

Ближе к зиме его навестил Максим Снегирев, лучший друг детства, с которым не виделись целую вечность.

- Снегирь, да ты никак мороз почуял, - Олег встретил приятеля с улыбкой, приметив знакомую меховую шапку еще до того, как Максим зашел в магазин.

- Да, ты знаешь, я теперь нечасто из семейного гнезда вылетаю, и только тогда, когда жена крепко спит, - шуткой на шутку ответил Максим. - Ты как тут, дружище, цветешь и пахнешь среди незабудок?

- Ты не поверишь, - продолжая улыбаться, Олег посмотрел на цветы, - я к ним даже привык. Точнее, почти не замечаю. Да и букеты научился вязать не хуже Васильевны. Для твоей Нюрки сделать? За счет заведения!

- Не стоит хлопот, ты же знаешь - Анюта моя, как и ты, к цветам равнодушна. Послала меня за чем-нибудь сладким. Приехали только от тещи, пятьсот километров в пути, а теперь ей в полпятого утра, видите ли, зефиру захотелось! А я еду мимо "Острова цветов", смотрю, горит вывеска - значит работаешь…

- А я с утра, как сменюсь, к тебе заехать хотел. - Олег достал из-под прилавка пакет. - Тут и зефир есть, и конфеты. Завтра бабуле полгода. А она, ты же знаешь, просила подавать в дни ее памяти. От религии я далек, может и нельзя вот так, почти ночью… Но теперь не придется тебя в восемь будить!

- Царствие небесное бабушке Даше! А тебе, дружище, дай Бог здоровья. Я ведь бабулю твою почти каждый день вспоминаю - невероятная она была. Таких добрых и трудолюбивых людей больше я не встречал.

- Но и строгая она была, - Олег улыбнулся уголком рта. - Помнишь как нас, маленьких сорванцов, прутиком отходила, когда мы ей в клумбе цветы вытоптали?

- И правильно сделала! Я, кстати, лишь после этого чужой труд уважать научился.

На минуту они замолчали, а Олег поджал губы, чтоб не заплакать.

- Ладно, братишка, не раскисай! Лучше давай к нам, в гости! Мои хулиганы почти каждый день спрашивают: "Когда же дядя Олег к нам заедет?" А я помчался домой, - Максим протянул другу руку, - а то Анька меня потеряет, звонить начнет, волноваться.

- Привет ей передавай, - Олег ответил рукопожатием.

- Кстати, - Максим повернулся у самого выхода, - не знаю, стоит ли говорить, но скажу. Маргарита твоя на прошлой неделе замуж вышла. Говорят, парень неместный. Откуда-то с севера. То ли из Мурманска, то ли из Архангельска. Я подумал, ты должен знать.

- Да. Молодец, что сказал. Она не могла понять меня , чужие мы были. И она настрадалась со мной. Теперь я желаю ей счастья. Она его заслужила.

Максим кивнул и ушел. Олег опустил глаза на экран ноутбука. Поводил мышью. Монитор ожил - в предрассветный час в чате появились два новых сообщения.

***

С наступлением холодного времени года Олег всё реже ходил на ночные прогулки. Морозы, первый осенний снег, смешавшийся с уличной пылью, и остатки почерневшей листвы под ногами отбивали всякую охоту лишний раз выходить за порог. Вместо ночных рандеву с темными улицами Олег открывал для себя мир соцсетей и мессенджеров. Всегда далекий от этого развлечения, он быстро освоился на виртуальном пространстве, и даже создал свой чат для общения. Спустя месяц работы "болталка" стала весьма популярной среди той части жителей города, которые вели ночной образ жизни. К середине зимы большинство случайных людей постепенно отсеялось - каждую ночь в сеть выходили лишь пара десятков "сов", которые безудержной активностью в переписке вдыхали в чат настоящую жизнь.

Именно тогда чат стал называться "Одинокие совы" - от внимания Олега не ускользнул тот факт, что почти все участники чата пытались устроить свою личную жизнь. У него же таких мыслей не возникало - Олег все реже участвовал в общем обсуждении, лишь читая переписку других, иногда вставляя весьма саркастические комментарии.

"Мы сегодня с Вами тет-а-тет", - написала завсегдатая ночной переписки под ником Irena Love. Олег бегло просмотрел статус участников чата и понял, что дама обратилась к нему.

"Не время еще, полночь же не настала. Совы в такую рань спят", - у Олега не было никакого желания общаться с "любвеобильной Иреной".

Несмотря на изящный псевдоним и аватарку с изображением женщины-оборотня, Олег давно выяснил, какая прозаическая личность скрывается за столь экстравагантным фасадом - продавщица из супермаркета бальзаковского возраста тяжело переживала свой третий, а по некоторым данным, четвертый, официальный развод.

Вообще, Олег постарался навести справки обо всех незнакомых ему ранее "заседателях" чата - так про себя он называл наиболее активных пользователей. Под вопросом оставались лишь два человека - Mr. John God (ред. англ. "Мистер Джон Бог") с аватаром известного актера-культуриста, сыплющий остротами позавчерашней свежести и хамоватыми армейскими шутками, и некая Зоя. Машинально перейдя в список участников чата, чтобы скрыться от навязчивой собеседницы, Олег увидел, что вместо обычного цветка-аватарки, у Зои появилось вполне симпатичное женское личико, притом, было совсем не похоже, что это картинка из Интернета. И она была "в сети".

Тем временем, тётя Ирена продолжала диалог сама с собой, сыпля безграмотными неологизмами, одновременно демонстрируя начальные знания французского языка.

"И чем же Вы заняты, mon enfant, что не найдете секунды ответить на мой вопрос?".

И не дождавшись ответа, через тридцать секунд написала: "Comment сa va?" (ред. франц. "Как дела?").

"Простите, мадам, языками не владею!", - Олег не читал, что спросила Ирена, а искать вопрос много постов назад ему совсем не хотелось.

"Скорей бы онлайн этот "Джон" появился! Он ей пару пошленьких анекдотов напишет - сразу отцепится!", - подумал Олег, и как по заказу, в сети возник болтун-культурист.

Тем временем значок Зоиного аватара продолжал гореть цветом, означавшим, что она по-прежнему "в сети" - более того, она читала все сообщения в чате.

Она делала это и раньше, но никогда ничего не писала. Пару раз Олег замечал, что она выходит "онлайн", но это продолжалось недолго, редко больше пяти минут. А поскольку от Зои не было ни одного сообщения, Олег не знал, как к ней обратиться. Поэтому написал очень просто: "Добрый вечер, Зоя".

Тем временем, в чате Ирена, Джон и еще пара примкнувших к ним собеседниц, не стесняясь в выражениях и эмоциональных смайликах, вовсю обсуждали армейский анекдот, над которым наверняка надорвали животы немало солдат в 70-х годах 20-го века. С грубой бранью и обсценной лексикой Олег боролся в чате до последнего, и теперь пришел к мысли, что сможет победить это всё навсегда, лишь заблокировав эту компанию.

"Das ist fantastisch! - "француженка Ирена" внезапно вспомнила, что знает другие языки. Из всего бескультурного сброда, с которым не желали общаться другие участники чата, она была самой воспитанной.

И вот среди всего этого безудержного веселья вдруг появился ответ на сообщение. Ответ от Зои: "И Вам добрый вечер, Олег!"

***

Эта ночь стала последней в чате для "божественного" Джона и двух его лучших подруг, именовавших себя "Таша Ню" и "Богиня Багира". Причем, Джон получил столь аргументированное порицание, что совершил, возможно, первый по-настоящему мужской поступок в своей жизни - без возражений принял всю критику и удалился из чата самостоятельно. За ним в добровольное изгнание последовали Таша с Багирой. Почти все выходившие в чат после "разборки" встречали сообщение об их удалении смайликами-аплодисментами.

- Жестко Вы с ними, - Зоя обратилась к Олегу.

- Да тут все устали терпеть их хамство и мат! Мне знаете сколько раз в личку писали, чтобы я на них "банн" наложил?

- И Вы сами никогда не ругаетесь? И не материтесь? Никогда-никогда? - Зоя сопроводила вопрос удивленным смайликом.

Олег вспомнил, как на второй день свадьбы у Снегиревых отплясывал на столе в обнимку с баяном, распевая частушки из репертуара "Сектора Газа".

- Стараюсь держать себя в руках, - уклончиво ответил он. И тут же зачем-то спросил: - А Вы любите грубых мужчин или интеллигентных?

- Мне нравятся те, кто всегда остаются сами собой…

***

Теперь Олег и Зоя редко общались в чате - как только они начинали свою переписку, все тут же замолкали, превращаясь в безмолвных читателей чужих сообщений. Они выходили в общую сеть лишь поздороваться - после "самоликвидации" нежелательных личностей, в чат вернулась прежняя жизнь, обсуждения получили второе дыхание, и их отсутствие в переписке никто особо не замечал. Даже Ирена стала вести себя более сдержанно, хоть и продолжала время от времени шокировать всех чудесами безграмотности и неуместностью высказываний.

Февраль стал самым холодным месяцем зимы. Морозы стояли трескучими, а зимнее небо украшали миллионы холодных далеких звезд. Сидя в помещении магазина и глядя на столбик термометра, Олег радовался тому, что успел еще осенью доделать систему отопления. Но не только тепло в помещении грело душу романтика-полуночника - общение с Зоей принесло ему давно забытый покой, заставив забыть грусть о тяжелых потерях.

- Вы родом из этого города? - интересовалась Зоя. - Ваши родные тоже отсюда?

- Да, я родился здесь, здесь же и вырос. Мама давно умерла. Я её толком не помню. Отец ушел от нее еще до моего рождения. Меня бабушка воспитала. Она умерла в прошлом году… Ну, а Вы? Из наших краев?

- Нет, я издалека. Из Краснодарского края. Там живут мама и отчим. Приехала к вам работать в музее - я историк по образованию. Увидела объявление в Интернете, ну и решила сменить обстановку.

Олег попытался вспомнить, когда в последний раз был в местном музее - в памяти всплыла лишь экскурсия в школьные годы. Но музей был совсем рядом, за углом, в сотне шагов от магазина.

- Я и живу недалеко от работы - сняла небольшой домик, напротив цветочного магазина. "Остров цветов" называется, знаете такой?

Олег читал, не веря своим глазам. Когда речь зашла о роде занятий, он написал, что работает сторожем - это было фактически правдой. Про магазин он не говорил Зое ни слова.

- Вышла сейчас погулять - такая ясная ночь! - Зоя продолжала писать, а Олег всё не верил в реальность происходящего.

Он бросился к окну, и увидел женскую фигуру, одиноко стоявшую на тротуаре, глядя в звездное небо. Внезапно девушка повернулась и посмотрела в окно магазина. В руках у нее был телефон:

- Представляете, оказывается цветочный по ночам работает! Я и не знала…

Олег уже не читал: быстро накинув теплый пуховик, он схватил первый попавшийся из готовых букетов и вышел навстречу новой знакомой.

***

Сидя друг против друга в магазине "Остров цветов", Олег и Зоя молчали и улыбались.

Первой молчание нарушила дама.

- Не зря говорят - мир очень тесное место. Она отхлебнула из чашки горячий чай. - И меня всегда привлекала вывеска вашего магазина - она яркая, но без излишеств. Красивый дизайн. Светится словно это Лас-Вегас или Лос-Анджелес.

- Вы там бывали? - Олег смотрел на собеседницу, не отрывая глаз. В жизни Зоя была еще красивей, чем на фотографии.

- В Америке? - Зоя засмеялась.- Конечно же, нет. И вряд ли когда побываю. Люблю неонуарные фильмы. Много читаю. Так познаю окружающий мир.

- Знаете, где-то на Фиджи, есть светящиеся водоросли. Раз в год они поднимаются на поверхность.

- И Вы там бывали? - Зоя узнала цитату.

- Нет, но обязательно побываю.

- Этот фильм я смотрела. - Зоя продолжала пить чай, лишь изредка поднимая глаза на Олега. - Один из моих самых любимых. Жаль, что всё там грустно закончилось. Скажите, Вам не одиноко здесь одному, среди цветов?

- Ну, я один, но я не одинок.

- А мне одиноко. Не представляю, как в этом тесном мире люди могут быть такими одинокими?

- Потому что мы отдалились, редко видим даже близких, родных. Дистанцировались. Притом добровольно. Не видим дальше экранов своих телефонов и гаджетов, а может быть счастье совсем где-то рядом. Стоит поднять глаза…

- И посмотреть на звезды. - Зоя сделала паузу. - А потом обернуться.

- А кому-то лишь выглянуть в окно.

***

Они шли вдвоем по улице, омытой первым весенним дождем. Молодая листва шелестела, напевая мотив приближения лета. Держась за руки, они преодолели уже не один километр, вспоминая и разговаривая о простых, важных только для них вещах.

- Знаешь, что самое прекрасное в общении двух людей? - Олег вопросительно посмотрел на подругу - ответ он не знал, и Зоя продолжила. - То, что все воспоминания мы можем делить пополам. И еще замечательно то, что эти мгновения прошлого никому кроме нас не известны. Мы можем хранить их в своем сердце. И никогда не отпустим.

- Ты не только историк, но и философ, - Олег засмеялся, обнимая Зою за плечи.

- Ох уж твое чувство юмора! - Зоя еще больше прижалась к Олегу. - А я абсолютно серьезно. Я навсегда запомню, как ты подарил мне те розы…

- И потом отдал тебе своё сердце…

- А когда последовал первый поцелуй, я поняла, что эта любовь была неизбежной. - Они еще больше замедлили шаг, наслаждаясь каждым мгновением позднего вечера. - Время прошло. Снег уже не кружит медленно в небе. И ночь уже не так холодна. Но звезды, они также с нами, как и в тот вечер… Звезды и полуночная синева.

- Может нам самим пора отправиться к звездам? Как ты смотришь на это? - они остановились, и Олег посмотрел Зое в глаза.

- Конечно, мой капитан! Ваш космический корабль к полёту готов?

- Я на полном серьезе. У тебя завтра начинается отпуск. А Веру Васильевну я предупредил - сказал, меня с месяц не будет. Она благословила меня на путешествие.

- Ну и куда мы, на Фиджи? - Зоя до сих пор не могла поверить, что они куда-то едут, притом далеко.

- Нет, Фиджи - мечта героя де Ниро. Как тебе рвануть на Байкал?

- Волшебно! Но нужно купить билеты на поезд…

- Едем на машине! Самое большое озеро в мире - лишь конечная цель, нас ждет приключение по просторам России!

- И мы никому ничего не скажем? Ни с кем не будем прощаться?..

- Зачем, дорогая? Две одиноких совы, внезапно нашедших друг друга, садятся в машину и уезжают. Разве это кто-то заметит?

Павел ЛОПАНЦЕВ

Источник: газета "Новая жизнь", № 14 (10542) от 9 апреля 2020 г.  

Внимание! Использование материалов сайта газеты "Новая жизнь" возможно только с письменного разрешения редакции. В противном случае любая перепечатка материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторских и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации, предусматривающим наказание вплоть до лишения свободы

Погода