Дата последнего номера: 6 Декабря 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Исполнение желания (Рассказ)

0 1329 Кроме того
  • Исполнение желания (Рассказ)

Из Саратова домой Катя возвращалась на рейсовом автобусе. Как всегда бывает в предпраздничные дни, народу ехало много. Все шумели и галдели, узнавая друг друга, радостно удивлялись встрече и интересовались, как там, в Москве. Звучали названия станций метро, московских улиц и жилых массивов. «Словно из столицы едем», - усмехнулась про себя Катя. Тысячи людей, в конце 90-х, лишившись работы в городе, устремились в столицу на заработки. Там и нашли себе дело, кров и резко изменили привычный, размеренный провинциальный уклад жизни.

У Кати работа была. И зарплата банковской служащей, по меркам их городка, - вполне приличная. Была у нее и квартира, со вкусом обставленная, без лишних вещей, но то, что имелось, было дорогим и модным. «Чего только у тебя, Катюшка, нет», - восхищались приятельницы.

А не было у Кати семьи. Не было мужа.

…Все начиналось очень красиво и романтично. Игорь ухаживал за ней с десятого класса. Когда она училась в институте, каждую субботу он ждал ее после занятий с неизменным букетом роз и они ехали домой. Первые два года ездили на автобусе, потом Игорь купил машину. Он, выпускник «политеха», работал к тому времени на заводе в их районном городе. Девчонки-однокурсницы завидовали ей: «Такая любовь! Каждую неделю за 100 километров приезжает, всегда с цветами, счастливая, ты, Катька…»

И впрямь, она ощущала себя счастливой все эти годы, и еще полгода после свадьбы. Именно тогда их счастье и благополучие разбилось вдребезги, точно так, как машина, на которой они в дождливый осенний день ехали в гости к друзьям в Лысые Горы. Игорь, отделался переломом руки, а Катя… Катя почти год пролежала в больнице. А самое страшное, что в той аварии она потеряла ребенка, которым была беременна.

Позже узнала, что детей больше иметь не сможет.

Игорь ушел от нее через два года. Сказал на прощанье: «Я не могу допустить, чтобы мой ребенок рос без отца». Так выяснилось, что у него появилась другая женщина, другая семья…

Яркая, остроумная, Катя не могла пожаловаться на недостаток мужского внимания. Но не утихала боль от пережитого, к тому же она твердо решила, что семьи у нее быть не может. Какая же семья, если не будет детей?

Прошло время. Отпраздновали ее тридцатилетний юбилей, затем отметили тридцатипятилетие. Все чаще Катя посматривала на одну из коллег, шестидесятитрехлетнюю Надежду Николаевну, старую деву. На пенсию та не уходила и доводила своих сослуживцев бесконечным брюзжанием, придирками, беспочвенной обидой на всех и все. И хотя юрист Сергей Павлович говорил, что Надежда Николаевна таковой была с юности, Кате казалось, что дурной нрав – следствие одиночества. Со страхом ловила себя порой на раздражительности и все больше замыкалась.

Пережила Катя парочку романов, но чувства те были данью молодости и реакцией на настойчивые ухаживания. Расставалась с чувством облегчения. Вот, правда, в последнее время все изменилось.

…Катя смотрела в окно автобуса. Лесополосы – как настоящий лес: иней окутал березки такой толстой, пушистой бахромой, что казалось – за первым рядом деревьев скрыта настоящая чаща.

Ей вспомнилось, как в прошлые выходные они с Андреем ходили на лыжах в лес. Знакомство их длилось почти год. И, несмотря на то, что отношения были лишь дружескими, Кате казалось, что жизнь ее наполнилась чем-то значимым и важным. Андрей Павлович приехал в их маленький город из Челябинска, командированный головным предприятием на работу в дочернюю фирму. Служебная квартира, в которой он поселился, была на одной лестничной площадке с Катиной. Она ладила со всеми соседями и всегда была готова помочь. У Андрея, чей быт был неустроен, оказалось немало вопросов. Да и общих интересов было у них тоже много. Несколько раз ездили вместе в Саратов: в театр, в Радищевский музей. Иногда вкусы не совпадали и тогда спорили серьезно и даже сердито. Как правило, сдавалась Катя.

О себе рассказали друг другу коротко. Как-то сразу обоим стало ясно: личная жизнь – не тема для обсуждения. Да и причина для этого была веская. На Катин вопрос о семье, Андрей ответил: «Жена умерла три года назад». На такой же его вопрос Катя ответила еще короче: «Разведена». Чем больше они были знакомы, тем больше Катя тянулась к нему. Но Андрей, ровный и дружелюбный в начале знакомства, в последнее время становился все более замкнутым. Вот хотя бы на той лыжной прогулке: было так здорово, лыжня такая великолепная, день солнечный… На Катю с высокой сосны обрушилась снежная лавина, она сняла куртку, чтобы стряхнуть снег. Андрей тут же стал стаскивать свою, чтобы набросить на Катю, лицо его приблизилось, глаза, такие веселые в этот момент, наполнились нежностью… И вдруг он сразу посуровел: «Все, быстро одеваемся и бегом-бегом домой!» Быстро развернулся и скорым шагом заскользил к городу.

У Кати перехватило дыхание от близости его глаз, лица:

- Андрей, - позвала она, ругая себя за слабость. Он не остановился, не оглянулся. Вечером на чай не пришел. Объяснение могло быть одно: у него кто-то есть. Он уезжал на дня три-четыре каждый месяц. Приезжал повеселевший, но чем-то озабоченный… «Наверное, не хочет его пассия в глушь нашу ехать», - размышляла Катя. Вот три дня назад Андрей вновь уехал в свой Челябинск. «Надо перестать с ним общаться, - думала Катя. – Слишком болезненным будет разрыв». Хотя какой разрыв? Ведь ничего не было.

В окне автобуса завиднелся указатель. Несколько человек приготовились выходить на остановке у последнего села перед райцентром.

«Вадик, я подъезжаю!!! Встречай, - крикнула в мобильник женщина в серой дубленке. – Как, в бане? С ума сошел? Я же с сумками!» Катя подняла глаза, голос показался знакомым. И женщина посмотрела на нее. Телефон тут же отключила и закричала еще громче: «Катька! Это ты!» Лида Селезнева, однокурсница, пополневшая и несмотря на это похорошевшая, уже чмокала ее в щеки, глаза. За те минуты, что автобус подкатывал к остановке, она успела сообщить, что едет на Новый год к свекрови, в деревню. А Вадим, муж, с дочкой Светой, уже ждут ее там. У нее сумки, а этот несносный Вадька уперся в баню, не иначе, как с дружком своим Санькой Сологубовым!

- Женщина, вы выходите? – с иронией поинтересовался водитель, потому как все пассажиры, стоявшие в проходе, уже вышли, а с подножки заглядывал в салон плотный, смеющийся мужчина в спортивной куртке.

- Вадька, обманщик! – возмутилась Лида, показывая мужчине кулак. – Ой, Катя, как ты-то? Как Игорек твой? Хотя и так догадываюсь: все отлично! Ты, помню, всегда говорила, что у тебя будет два сына! Ты везучая, так, значит и есть!

Муж Лиды тащил ее сумки к выходу, пассажиры возмущенно гудели, недовольные непредвиденной задержкой. Лида скороговоркой надиктовала Кате номер своего мобильника. Последние цифры Катя не записала. Руки опустились, она еле сдержала слезы. А если слезы неожиданные, то, как известно, самые горькие.

…Кате вспомнился тот Новый год, о котором говорила Лида. Они с подругами загадывали желания. Кто-то желал себе жениха красивого и умного, кто-то – работу интересную и хорошо оплачиваемую. Катя сказала то, о чем мечтала всегда: «Хочу, чтобы у меня было два сына!», «Почему сыновей хочешь, девчонки к матери ближе, - загалдели подруги. «Нет, у меня будут сыновья!» - твердо сказала Катя. Истоки этого желания исходили в детство, она восхищалась дружной семьей соседей, растившей двух сыновей – ее одноклассников. Она – единственный ребенок в семье – завидовала их дружбе. И ее, красивую девочку, они столько раз защищали от непрошенных «ухаживаний» хулиганов.

Из автобуса Катя вышла разбитая… «Два сына, два сына», - в такт ее шагов стучало в голове. Не сыновей, не любви, ничего… И Андрей, единственный, кто так нужен ей, никогда не будет рядом». Открыла дверь, сбросила шубку на пол, не разуваясь прошла на кухню.

- Как жить? – спросила вслух. Не могла она больше притворяться невозмутимой, не могла больше делать вид, что ее устраивает такая жизнь…

- Катя! – она вздрогнула от голоса Андрея (Вернулся! – промелькнуло радостно в голове, и тут же сникла: «Не к тебе же вернулся»).

- Катя, - позвал он опять, тревожно глядя на нее. Поднял с пола шубу, повесил.

Катя смотрела на него заплаканными глазами.

- Пожалуйста, пойдем ко мне, я хочу тебя кое с кем познакомить, - позвал Андрей. (Вот оно! Привез ее, решил познакомить!) Ну что же, вспомнилась где-то прочитанная фраза: «Чтобы пережить горе, надо упиться им до конца!». Андрей волновался и не пытался этого скрыть.

- Я устала, не могу, извини, в другой раз, - еле сдерживая слезы, сказала Катя.

- Нет, Катя, сейчас, - настойчиво сказал Андрей и приобняв ее за плечи, повел… Дверь его квартиры была открыта. Катя равнодушно и устало, ощущая руки Андрея на своих плечах, вошла в ярко-освещенную гостиную.

Два мальчика, один лет восьми, другой – четырех, наряжали елку, установленную в центре комнаты. Больше в комнате никого не было. Мальчики подняли на нее темные, серьезные, почему-то очень знакомые глаза.

- Это мои сыновья, Катя, - тихо сказал Андрей. Вихрь пронесся в ее душе…

Мальчики смотрели на нее серьезно и строго. Но была в их глазах надежда, ожидание чуда…

Катя протянула вперед руки и уверенно шагнула к ним…

Валентина ЯШИНА,

г. Красноармейск

(газета «Новая жизнь», 27 декабря 2007 г.)



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Погода