Дата последнего номера: 19 Апреля 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

П.И. Коломойцев: "А я верю в судьбу…"

0 1079 Общество

Идея предлагаемого вашему вниманию интервью возникла у нас сразу по нескольким причинам. Одна из основных, конечно, та, что это неординарный и многогранный человек, с интересной судьбой, которому есть о чем рассказать нашим читателям. Но, кроме того, на мысль об интервью навела встреча с ним на одном из районных мероприятий, где он скромно и безучастно сидел в стороне от праздничного действа, словно оно не имело к нему никакого отношения. Между тем, это был именно его праздник, офицера и защитника Родины, с честью выполнявшего свой профессиональный и человеческий долг.

Но это, так сказать, небольшое предисловие, размышления о нашем времени, отношении к людям, памяти и забвении …

Итак, герой нашей публикации полковник в отставке Петр Иванович Коломойцев, с 1991 по 1999 годы занимавший должность военного комиссара нашего города и района, человек с яркой биографией, можно сказать, сделавший себя сам, которому мы задали несколько вопросов.

- Петр Иванович, какие эпизоды из детства или юности стали ключевыми, определившими вашу дальнейшую жизнь и судьбу, профессиональное и личностное становление?

- Сложно выделить какие-либо отдельные моменты, влияющие на формирование человека. Все окружающее нас влияет и формирует личность. Недаром говорят, что среда определяет сознание. Я, например, из среды простых рабочих людей, привыкших много и упорно трудиться: мама - швея, отец - тракторист. Родился и вырос в Казахстане, в Актюбинской области, в большой семье, где было шестеро детей. Я почти самый старший, а это уже практически взрослая ответственность. С малых лет нас приучали к физическому труду: родители с утра до позднего вечера работали, а мы занимались домом и большим хозяйством: коровы, телята, и, по мелочи, не пересчитать. Всех нужно было накормить, убрать, обработать огород и т.д. Так и воспитывали нас родители, на своем примере, делом, реже - словом. Но, что особенно запомнилось из детства, это рассказы моего дяди, служившего когда-то на флоте, который заинтересовал и сумел привить любовь к службе в армии. Конечно, я надеялся, как и он, стать моряком. Даже поступал в мореходное подводное училище. Не прошел тогда по зрению. Но не оставил мечты о военной службе, сказалась упертость характера, которая потом нередко помогала, но и не единожды мешала мне в жизни. Стал поступать в Ташкентское высшее общевойсковое командное училище. Получилось тоже не сразу - со второй попытки. А дальше, как у всех, после училища и началось профессиональное совершенствование. Личностное становление, я считаю, происходит гораздо раньше - в раннем детстве. В школу ребенок уже идет с частично сформировавшимся мировоззрением. То есть, основы самого главного закладываются в семье, пока дитя поперек лавки лежит. А дальше все лишь дополняется и шлифуется. Особенно в армейском коллективе, где юноша становится настоящим мужчиной.

- Получается, что деревенский мальчишка, грезивший военной службой, исполнил свою мечту: "от сохи" сумел дойти до должности командира полка БМП, служил в составе контингента войск в Монголии, Грузии, Армении, Чехословакии, Польше, и даже чуть-чуть не стал командиром дивизии, а однажды и заместителем военного комиссара одной из бывших республик?

- Чуть-чуть не считается, если бы не так сложилось, а иначе… Я фаталист и верю в судьбу. Этих "если бы" всегда бывает предостаточно, но ведь жизнь, как и история, не приемлет сослагательного наклонения. Обстоятельства так сложились или мой задиристый характер тому причиной - сейчас не важно. Факт остается фактом, мечту свою я, конечно, осуществил, но полностью имеющийся потенциал, считаю, не реализовал. Мой путь от отчего дома до высших курсов офицерских кадров и военной академии имени Фрунзе в Москве, которые я впоследствии закончил, очень долгий и тернистый. На нем было много препятствий, неудач и, конечно, своих достижений. Комдивом я не стал, много наград тоже не заслужил. С годами появляется определенная доля понятного сожаления по этому поводу. Но есть среди моих жизненных и государственных наград такие, что для меня очень важны, потому что доставались слишком дорогой ценой, как, например, орден "За службу Родине" III степени.

- Возможно, с этой высокой наградой связано одно из самых ярких воспоминаний?

- Что оно яркое, не скажу, но незабываемое - это уж точно. И эта награда действительно очень важна для меня, потому что получена после ликвидации последствий землетрясения в Армении. Тогда в Ленинакане, где находился наш полк, погибло более 25 тысяч человек, и было разрушено 80% зданий. Буквально, через несколько минут после обрушений, мы уже выгнали технику и стали разбирать завалы. Я командовал тогда полком, в состав которого входили 2100 солдат и офицеров, более 280 единиц бронетанковой техники, автомобильная техника. Помощь армии населению в этих условиях была необходима и весома. Землетрясение стало большим горем и стрессом для людей. В несколько мгновений окружающая и казавшаяся надежной действительность неузнаваемо изменилась: земля на метр шла волной, вековые тополя вырывало с корнем, девятиэтажки складывались, как карточные домики. И везде были люди, оказавшиеся под грудами камня и металла, раненые и погибшие. Солдаты и офицеры спасали десятками живых и сотнями хоронили погибших. Тяжелое и скорбное время моей службы. Могу сказать, что многие здоровые, молодые мужчины за месяц такой службы не выдерживали психологического напряжения. У одного из прапорщиков нашего полка сдали нервы после того, как он похоронил 41 своего родственника, среди которых были женщины и дети. После завершения, всем, кто участвовал в первых операциях по ликвидации последствий землетрясения, дали отпуска для реабилитации.

- Вы рассказываете только о своей работе в тех чрезвычайных и страшных обстоятельствах, а ваши близкие люди, семья, каково им тогда приходилось?

- Всем было непросто, и моя семья - не исключение. Но солдат всегда обязан, в первую очередь, думать о том, к чему призван, о защите. В создавшихся условиях, оставшись без связи, в полуразрушенном городе, отдав первостепенные приказы, стал выяснять судьбу моих близких. Надеялся, что они в относительной безопасности, потому что сыновья, Виталий и Денис, в это время должны были находиться в школе, а супруга, Татьяна, - в детском саду, где она работала медсестрой. Потом выяснилось, что дети ушли из школы и были дома одни. Соседи помогли им, еще не понимающим, что случилось, выбраться. Школа, как я потом узнал, была сильно повреждена и почти все, кто там находился, погибли. А жена в момент землетрясения находилась на одной из центральных и, к счастью, просторных улиц. Дома разрушались на ее глазах, а она осталась в центре невредимой. Некоторое время спустя, семьи наших офицеров всеми правдами и неправдами в грузовых самолетах нам удалось отправить в Ростов. Причем наши уцелевшие во время землетрясения родные едва не погибли от случайной катастрофы: у самолета при посадке никак не выходило одно шасси, которое опытные летчики безуспешно пытались выпустить, накручивая круги над аэродромом. Это и называется, попасть из огня да в пламя. Как потом рассказывали ребята из экипажа, в последний момент у них все получилось.

Так в очередной раз провидение или судьба счастливо вмешались, что помогло моим близким. Потом была служба за границей, а это уже другая, но не скажу, что легкая или менее ответственная страница жизни.

- И везде с вами рядом была Татьяна Ивановна, хранительница домашнего очага и неизменная спутница в непростой судьбе военного. Трудно ли было отыскать ту, которая везде пойдет за вами и узнать ее, несмотря на вечные скитания по городам и весям?

- Уже в первом месте моей службы, в Забайкальском военном округе (250 км от Читы, на "стыке" трех границ), познакомился по переписке с интересной девушкой из Энгельса. В отпуск приехал к ней, на второй день сделал предложение, на четвертый - поженились. Вот уже 41 год мы делим с моей Татьяной Ивановной радости и невзгоды. Вырастили двоих детей, воспитанием которых в большей мере занималась, конечно, супруга, как и многие жены офицеров. Сейчас имеем с ней двоих внуков и внучку. Оба сына стали профессиональными военными. Старший, Виталий, воевал в Чечне, принимал участие в боевых действиях в районе Грозного в первую Чеченскую и в Южной Осетии. Сейчас уже подполковник, живет в Питере. Младший, Денис, майор, сейчас служит в Биробиджане.

- Славная семейная династия и достойный путь не одного поколения защитников Родины. Хотели бы, чтобы ее продолжили ваши внуки? И что считаете основным в воспитании молодого поколения, чему старались научить своих сыновей, солдат во время службы в армии и призывников, когда были военным комиссаром?

- Я же сказал, что верю в судьбу. Если для моих внуков судьба - армия, значит, так тому и быть. Заставлять у нас в семье не принято. Пока у них самые разные интересы, а что, в конечном итоге, из них получится - время покажет. Пока они приезжают нас навестить, вместе ходим на рыбалку, помогают нам огородничать на даче в селе Мордово. Сейчас это стало основным моим хобби. Я так и остался деревенским жителем, земля по-прежнему тянет. Наверное, она и силу дает. Прежде всего, силу духа. Армия помогает обрести уверенность в себе и направить ее в нужное русло. Это и старался объяснять своим детям и тем, кого приходилось воспитывать по долгу службы.

- Петр Иванович, Вы были военным комиссаром нашего города и района в сложный период, "лихие" 90-е, - время переоценки в нашей стране многих приоритетов. Как проходила призывная кампания? На чем строилось патриотическое воспитание тогда и что изменилось с тех пор?

- Самым сложным для меня всегда было смотреть в глаза родителей, потерявших своих сыновей. К сожалению, не раз приходилось это делать. Пока был военным комиссаром, призывников отправляли служить, в том числе, и в горячие точки, которые в те годы появились. Армия и без того суровая школа, а тогда еще все усугублялось межнациональными конфликтами, где фактически велись военные действия, откуда возвращались не все. В 90-е быстро менялись не только границы нашей страны, но и мировоззрение. Поэтому прежние ценности нередко не имели того веса у молодого поколения. Нечего скрывать, были и уклонисты, и дезертиры. Но ведь времена не выбирают - в любые нужно защищать страну, особенно, когда ей тяжело. На этом и старались строить работу военного комиссариата: энтузиазме сотрудников и взаимодействии с различными организациями, неформальных военно-патриотических мероприятиях, которые регулярно проводились, несмотря на нехватку средств. И, конечно, наши ветераны вносили свой вклад в это нужное дело, ведь преемственность поколений имеет большое воспитательное значение. Эта практика и сегодня успешно продолжается сотрудниками военного комиссариата, во главе с А.А. Акимовым, с которым мы по-прежнему поддерживаем отношения.

Хотелось бы пожелать, чтобы уделялось побольше внимания гражданской обороне, что сейчас, на мой взгляд, на достаточно низком уровне. Учителя ОБЖ должны быть специалистами высокого класса, чтобы наше молодое поколение было не только осведомлено, но и готово к отражению любой угрозы.

Как положительный факт, отмечаю, что нашей армии сегодня уделяется все больше внимания, как и должно быть в любом цивилизованном государстве. Что, к сожалению, не делалось много лет. Сейчас вновь летчики совершают тренировочные полеты и проходят традиционные учения, что свидетельствует о перспективах развития армии и тех, кто там служит. Соответственно, и ребята сегодня идут служить, в том числе, принимая во внимание соображения собственных перспектив развития. И я надеюсь, у них на это есть и будут в дальнейшем все основания…

Лариса ЗЕМЦОВА

Погода