Дата последнего номера: 18 Января 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Боевые офицеры в запас не уходят…

1 1242 Общество
  • Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…
  • Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…
  • Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…
  • Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…
Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…Боевые  офицеры  в  запас  не  уходят…

Из предыстории…

Собираясь писать о ветеране войны, думала, "не мудрствуя лукаво" задать ему традиционные в этом случае вопросы и этим, в общем-то, ограничиться. Ну, что, казалось бы, нового можно еще рассказать о войне, если столько всего написано, снято и сказано. Но познакомившись с бывшим боевым летчиком, полковником авиации в отставке Василием Петровичем Соколовским, вдруг поняла, что вновь и вновь возможно открывать для себя страницы истории через человеческие жизни и судьбы. Вот только высокопарных речей о героическом прошлом и патриотизме наших солдат от него, пожалуй, не услышишь. Как - то уж очень просто и буднично рассказывает он о своей жизни и летной боевой службе. И что еще более впечатлило, этот человек в 92 года обладает чрезвычайно острым умом, высоким уровнем интеллекта и замечательными творческими способностями. Всю свою жизнь он увлекался фотографией. Его видению окружающего мира мог бы, пожалуй, позавидовать любой фотохудожник - профессионал. На фотографиях, сделанных им в довоенные и военные годы, словно остановилось то далекое время, его неощутимый дух, а не просто запечатленные уголки природы малой родины Василия Петровича. И не нужно сегодня ему делать никакой скидки на весьма "солидный" возраст: он по-прежнему открыт душой, искренен, честен и интересен. А его глаза, словно в молодости, светятся глубиной мысли и чувства.

О доблести, о подвигах, о славе…

Родился он в 1920 году в маленьком городке Нижнеудинск Иркутской области. В 1939-ом, после окончания школы, поступил в Меритопольское военное авиационное училище. Уже явно чувствовалась напряженная обстановка, поэтому традиционную трехлетнюю программу в летном училище осваивали ударными темпами - за год. В октябре 40-го был их выпуск. По распределению высшего командования он был отправлен в Тираспольскую летную часть, где и застала его война. Причем, не совсем так, как ожидал. Уже 22 июня его самолет, как и тысячи других в этот трагический день, разбомбили прямо на аэродроме. В результате чего десять летных экипажей их полка остались "безлошадными". Но, как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло: молодых летчиков переучили летать на более современных для того времени типах самолетов, и сформировали новый полк, отправленный на Западный фронт. До августа они летали по 2-3 раза в день над Белоруссией, бомбили танковые и механизированные войска. А в последний августовский день на самолеты, среди которых был и бомбардировщик Василия Соколовского, напала группа "мессершмидтов".

…Слушая рассказ летчика и глядя на фотографии того времени, словно кадры кинофильма или военной хроники, встают перед глазами горящий самолет и с трудом покидающие его, объятые пламенем летчики. И это было совсем не так, как в старом советском кино, где после страшного кадра падения горящего самолета знаменитый актер Николай Крючков все также улыбался на экране…

В жизни Василия Соколовского было гораздо прозаичнее и жестче: после прыжка из сгоревшего самолета их подобрали в поле, благо, был рядом медсанбат, не дали умереть от болевого шока. Большая часть тела обгорела, сильно пострадали лицо и руки. Но до сих пор Василий Петрович считает себя родившимся "в рубашке". Ведь мог же тогда самолет, например, сразу взорваться, не дав экипажу спастись. Да и потом, когда ехали до госпиталя в Харькове мог не единожды погибнуть: их санитарный поезд бомбили и обстреливали не раз. Но штурман Соколовский выжил... Вот только руки никак не заживали, а куда летчику без них. Спасибо кудесникам - военным докторам, а еще замечательной медсестре Наташе: сначала выхаживала, потом разрабатывала пальцы, чтобы руки обрели былую уверенность. Сменил несколько госпиталей (кстати, тогда судьба впервые привела его в Саратов, в военный госпиталь № 360). Потом его отправили на полтора месяца домой - на долечивание. Едва оправившись, в мае 42-го, на летной медкомиссии обгоревший парень, у которого и кожа не везде наросла, сумел доказать медицинским светилам, что годен, может летать.

- Тогда страшные бои шли под Сталинградом, - вспоминает Василий Петрович, - раненые эшелонами оттуда поступали. Поэтому не только я - все рвались в бой, хотелось помочь, верили, что от каждого из нас зависит Победа.

Но его Победа была еще далеко: в 42-м направили служить в Забайкалье, попал в боевую часть недалеко от Маньчжурии. Здесь и принял участие в войне с милитаристской Японией.

Так что, свою войну он закончил только в сентябре 45-го, в звании старшего лейтенанта.

Был награжден орденами Боевого Красного Знамени, Отечественной войны I-й степени, Красной Звезды и многочисленными медалями.

И была Победа

После победы над Японией, их полк вернулся на базу в Хабаровск и летчики занялись мирным и относительно безопасным делом: исследованием малоизученных районов Дальнего Востока. На самолеты вместо орудий установили длиннофокусные аппараты для аэрофотосъемки и летчики покрывали огромные территории на высоте 6 тысяч метров, поэтапно фотографируя с воздуха хребты Сихотэ-Алиня, где зачастую не ступала нога человека. Понятно, что и эта мирная работа была полна неожиданностей и, честно сказать, оставляла мало времени лично для себя.

Родное сердце (из личного…)

Там, где-то в вышине,

под кровлей, луч лампады

Из тесной комнатки,

сквозь тусклое стекло,

Как пламень маяка

над бурей злого моря,

Как чистый взор любви

сквозь тьму земного горя

Мне светит…

А. Голенищев-Кутузов ("Лампада", 1870 год)

Возвращаясь в детские и юношеские годы, он всегда вспоминал о милой, смешливой девчушке, Наденьке, жившей с ним по соседству, у которой он когда-то, в далекие школьные годы, был пионервожатым. А в один из своих кратких приездов домой, вдруг обнаружил, что девчушка выросла и успела поступить в медицинский институт. Не раздумывая долго, без малейших колебаний (как, впрочем, он всегда поступал в своей жизни), сделал ей предложение. Она бросила институт и поехала за ним сначала в Хабаровск, а потом и по всем бескрайним просторам бывшего Советского Союза, куда за 31 год военной службы в авиачастях его заносила судьба и командование. После окончания высшей летной школы перешел на преподавательскую работу, но количество меняющихся мест службы от этого не уменьшилось: летные военные училища в Актюбинске, Оренбурге. Потом была Киргизия, где, в основном, готовили летчиков для развивающихся стран. Здесь он 15 лет преподавал в Высшем военном летном училище в г. Фрунзе. И все это время его Наденька, Надежда Тимофеевна, всегда и везде была рядом: растила троих сыновей, создавала уют, незримо охраняла семейный очаг.

- Я всегда называл ее, - рассказывает Василий Петрович, - "моя Берегиня". Она и сейчас ничуть не изменилась: все такая же заботливая, ласковая, добрая и нежная. 

Что сегодня…

После распада Союза нужно было определяться с постоянным местом жительства: в Иркутской области с квартирами было не очень просто, да и родных в Сибири почти не осталось. Вот и вспомнилось Василию Петровичу щедрое и солнечное Саратовское Поволжье, излечившее его когда-то от тяжелейших ран. Но современный Саратов показался для семьи Соколовских слишком шумным и суетным. А вот небольшой и спокойный городок Красноармейск пришелся по душе. Так уже около 20 лет Василий Петрович и Надежда Тимофеевна живут в нашем городе и считают всех жителей своими земляками. Как сами говорят, будто всегда здесь жили: соседи - хорошие, люди вокруг - добрые. А, может быть, это к ним, как к свету и добру, одно лишь добро притягивается?..

И напоследок…

Уже прощаясь с гостеприимными и радушными супругами Соколовскими и их сыном Сергеем, проживающим вместе с родителями, (кстати, Сергей Васильевич Соколовский продолжил семейную династию защитников Отечества: он моряк-подводник в отставке), спросила у Надежды Тимофеевны, как она, наверное, боялась и переживала за каждый полет мужа. И услышала неожиданный ответ:

- Как ни странно, но я была почему-то всегда спокойна за мужа и уверена, что с ним ничего не случится: надеялась на высокий профессионализм Василия Петровича и его товарищей. Верила, что мы всегда будем вместе, и я никогда его не потеряю. Сейчас думаю, может быть, была слишком наивна и самонадеянна?..

Но верить в профессиональные качества летного экипажа Василия Петровича у его жены были все основания. За все время послевоенной летной работы лишь однажды с ним случилось чрезвычайное происшествие. И то, не из-за так называемого человеческого фактора, а по причине отказа одного из двигателей самолета.

- На одном двигателе, конечно, далеко не улетишь, - рассказывает Василий Петрович. - До ближайшего аэродрома, способного принять тяжелый самолет, нам было не дотянуть. В служебные обязанности штурмана как раз и входит поиск оптимальных путей выхода из подобных ситуаций. В данном случае от скорости принятия мною решения зависели жизни всего экипажа. Я нашел промежуточный маленький городок, где был небольшой аэродром с бетонной полосой, недостаточной для посадки нашего самолета. Но других вариантов не было. Дал команду садиться на самый край взлетно-посадочной полосы, а летчик сумел совершить практически ювелирное касание. Выкатившись до конца, мы уперлись "носом" самолета в насыпь, отделявшую полосу от реки и спасшую нас от падения. Такой случай был в моей практике, но я не торопился рассказывать о нем супруге. Хорошо все, что хорошо кончается, ведь я везучий. И поэтому в представлении Надежды Тимофеевны профессия летчика ничем не отличалась, скажем, от профессии шофера. Тем более, что мы пережили страшную войну, а она на многие вещи заставляет смотреть иными глазами.

- Василий Петрович, с Великой Отечественной - все понятно: священная война. Но не могу не спросить Вас, что думаете о более поздних локальных конфликтах, не раз возникающих на территории бывшего Союза. И нынешних молодых людях, принимавших участие в боевых действиях?

- Если ты солдат, то это твой долг перед Отечеством. А он - всегда священен. У солдата есть приказ - он должен его выполнять. Ребята, которые идут служить по контракту, тоже чем-то руководствуются. Главное - что ими движет? Надеюсь, что не только финансовые интересы. Бытует точка зрения, что некоторые за адреналином едут на войну. Другие, чтобы прикоснуться к реальной жизни (на гражданке - не то). Но я глубоко убежден, что большая часть нынешних молодых ребят в критических обстоятельствах никогда не уронят честь защитника Отечества. Это всегда в России было, есть и, я уверен, будет.

- Иными словами, Вы уверены, что в России всегда будут патриоты, готовые сражаться за веру и Отечество. А Вы, кстати, верующий человек?

- Всю жизнь не был верующим, а сейчас уже, считаю, поздно переучиваться. - Что всегда было наиболее важным в вашей жизни: семья или работа? - К счастью, мне не пришлось делать столь сложный выбор. Наверное, мне и в этом повезло. Думаю, что только сплетенные воедино эти две необходимые нам всем составляющие, могут сделать жизнь полноценной: надежный, близкий по духу человек и реализация себя в каком-то деле. Каждый хочет везде и всегда чувствовать себя нужным. Иначе неважно, в каком возрасте можно уходить в запас…

Л. ЗЕМЦОВА

Фотографии из семейного альбома В.П. Соколовского



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

КОММЕНТАРИИ

петр 25.02.2012, 22:02
просто замечательный очерк. И главное ,новое имя.

Оставить комментарий

Погода