Дата последнего номера: 18 Января 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Не хочу судьбы иной…

0 545 Общество
  • Не  хочу  судьбы  иной…

БЛИЗКОЕ - ДАЛЕКОЕ

Не перестаешь удивляться жизненной мудрости и безграничной человеческой стойкости людей того поколения, которое сегодня иначе как военным и легендарным не называют. И многие из них действительно достойны этого звания, ведь зачастую именно их поступки становились реальной основой не одного легендарного сюжета. Причем не обязательно героического или патриотического содержания.

Вот, казалось бы, самый обыкновенный случай уже из послевоенной жизни участника Великой Отечественной войны Александра Федоровича Фадеева. Он то и привел к близкому знакомству земляков-ветеранов, Александра Федоровича и выдающегося военного летчика, дважды Героя Советского Союза Николая Михайловича Скоморохова, приехавшего далеким теперь уже летом 1955 года к родителям в родное село Белогорское. Историю этой дружбы Александр Федорович и сегодня помнит до мелочей. И его живые, безыскусные вспоминания дают нам представление не о Скоморохове - герое, а о скромном, простом и душевном человеке, с глубоким уважением и добротой относившемся к своим землякам.

- Страна еще не совсем оправилась после войны, люди повсюду жили тяжело и впроголодь. С обеспечением продуктами было не просто и в нашем районе. Я в это время был избран председателем сельпо, в обязанности которого входило обеспечение сел Нижняя и Верхняя Банновка, Алексеевка, Романовка, Даниловка, Белогорское. Закупали муку, пекли и развозили по селам хлеб, самые необходимые продукты, которых не всегда было в достаточном количестве. Однажды пригласил меня к себе директор МТС Григорий Васильевич Корнилов, и, показывая на человека, скромно сидевшего в кабинете, рассказал о его боевых заслугах, попросив помочь его родителям с мукой и сахаром. Это и был Николай Михайлович Скоморохов, мать и отец которого нуждались в помощи. Дважды Герой не "стучал кулаком", не требовал, не просил никакой скидки на стоимость продуктов, за муку заплатил, как положено, по цене выпекаемых из нее буханок. А потом искренно благодарил, что быстро откликнулись на его просьбу. И, как водится по русскому обычаю, повез к себе в гости. До сих пор вспоминаю ту радушную встречу в его родном доме в Белогорском, которые повторялись потом в каждый его приезд на малую родину. Вот таким настоящим и целостным он был человеком, не "зазвездившемся" от света геройских звезд, не требующим особых условий за свои величайшие заслуги перед Отечеством. И таким он был до последних дней своей жизни, таким остался в моей памяти, а теперь, надеюсь, и вашей.

Не только о многогранных личностных качествах летчика-героя Н.М. Скоморохова, но и богатых краеведческих сведениях можно почерпнуть из воспоминаний Александра Федоровича, слушать которые можно до бесконечности. В 88 лет он, словно опытный экскурсовод в музее истории, захватывающе рассказывает о военном и послевоенном времени: о людях, живших на этой земле, о селах, многие из которых исчезли с карты района, о тех давних событиях, тесно переплетенных с его собственной жизнью. Не сетуя на память, четко вспоминает Александр Федорович факты, имена и даты…

ФРОНТОВЫМИ ДОРОГАМИ

А вспомнить ему есть о чем… Страшная реальность той войны для него стала очевидной в горящем Сталинграде. Туда родители перебрались в 39-ом из Нижней Банновки в поисках лучшей доли. В августе 42-го, уже после смерти отца, мама одна принимала решение о возвращении в родное село. Сталинград полыхал в огне, их барак разбомбили, они с младшей сестрой и мамой чудом остались в живых. Таким же чудом случайный баркас невредимыми перевез их на левый берег Волги, по которому они "лугами", за сутки прошли 90 километров, добравшись до Банновки. Только в селе их тоже никто не ждал - ни кола, ни двора. Но, мир не без добрых людей, пустили "на квартиру", ни копейки не взяли, всем миром помогали кто чем мог. Пошел работать в совхоз, где и пригодилось шестнадцатилетнему пареньку полученное в Сталинграде ремесленное образование. А через год, в 17 лет, пришел и его черед идти воевать.

С юмором и шутками рассказывал Александр Федорович, как уходили на войну в ноябре 1943-го четверо банновских ребят, твердо решивших, что везде будут держаться вместе. Призывников, мобилизованных со всего района, пешком отправили в Золотое, потом в Бальцер, а там - в Саратов. Будущие бойцы, измотанные переходами, ночевали, где придется, привыкая к суровой военной жизни. В Вольске, в училище младшего комсостава, многих призывников "отбраковали" из-за малого роста и возраста. Из банновских ребят оставили учиться на командира только крепкого и рослого Митю Ардюкова, которого больше его земляки никогда так и не увидели. Не вернулся он в родное село, а его матери после войны прислали орден Отечественной войны 2-ой степени…

Да и с другими ребятами вскоре у Александра Федоровича разошлись фронтовые пути-дорожки. Собирался он, по разноречивым распоряжениям областных военачальников, то в танкисты, то в летчики. А в результате, весь фронтовой путь свой прошел исключительно по земле. Да не только по своей, но и по японской. Получилось так, что в Саратове посадили их в эшелон и долго везли - оказалось, на Дальний Восток, на границу с Маньчжурией.

Здесь Александра Федоровича и присмотрел "покупатель"-артиллерист, сразу же оценивший хорошие результаты его стрельбы из винтовки.

- Агитация и пропаганда в военные годы была поставлена на очень высокий уровень - вспоминает Александр Федорович. - Не успели мы вернуться в казармы, а там уже висит агитационный лозунг: "Стреляйте так, как стреляет Фадеев: три патрона - три попадания!". Для поднятия боевого духа солдат и офицеров в войсках старались делать все возможное, справедливо приравнивая идеологическую подготовку к дополнительному оружию. Вот и мне после такой моральной поддержки и стрелять хотелось лучше, и научиться воевать быстрее.

ВСЕ ПОВТОРИЛ БЫ СНАЧАЛА...

Но, по его словам, все будто само собой у него получалось, легко и весело. Как - будто и не воевать их маршевые роты готовили на пограничной реке Уссури рядом с городом Хутоу.

- Почему-то получалось, что и матчасть я легко изучил, и результаты стрельбы из пушки у меня были лучшие. По условиям показательных стрельб, с расстояния 400 метров нужно было попасть по амбразуре дзота (щиток 40 на 60 сантиметров). На это давалось три снаряда, мне же повезло поразить цель с первого. После чего, по приказу командира дивизии, генерал-майора Виноградова, присвоили звание младшего сержанта. Так, в неполных восемнадцать лет я и стал наводчиком- артиллеристом, "богом войны", как в то время называли наш род войск.

А 7 августа 45-го их 1058-ой стрелковый полк получил, как говорит Александр Федорович, "тихий" приказ о секретном выдвижении на линию огня.

- Дождь в ночь нашего наступления лил, не переставая. За спиной у нас в полной тишине подходил бронепоезд. По сигналу "склянок" началось всеобщее наступление. Нас погрузили вместе с орудиями на "амфибии". А перейдя границу, наш полк тут же вступили в бой, отправляя снаряды по укрепрайонам противника.

… Хутоу, Хулинь, Иман, Хоккайдо - названия этих и многих других городов и территорий Александр Федорович называет без запинки, словно их 264-я Уссурийская стрелковая дивизия еще вчера воевала в этих местах с японцами.

- Дошли до города Хулинь, новый приказ: возвратиться в Иман. Там посадили в эшелон и отправили во Владивосток, где у нас забрали технику, всем бойцам выдали ППШ, загрузили в трюмы военных кораблей. Предполагалось, что как морской десант, должны были взять Японский остров Хоккайдо. Но американский воздушный десант нас там опередил. Но и нам хватило боевых действий: наши части очищали Южный Сахалин от японцев, а потом разместились в их казармах. Здесь мы и "осели" вплоть до ноября 1947 года. Я получил Благодарность от Сталина и медаль “За победу над Японией”. Во время войны же вступил в партию, был секретарем полковой парторганизации, научился не только воевать, но и работать с людьми. Так что, могу сказать, что с войной связано как мое взросление, так и личностное становление. И, если бы довелось все пройти заново, то все бы повторил сначала.

70 ЛЕТ ПОСЛЕ ВОЙНЫ…

И в мирной жизни Александр Федорович легких путей не искал: всегда трудился на ответственных участках работы, был секретарем парторганизации совхоза "Белогорский" и т.д.

Он и сегодня продолжает жить активно, не поддаваясь болезням и возрасту. Много общается с молодежью, старается бывать на всех встречах с ветеранами. Сейчас он вместе с супругой Серафимой Ивановной живет в нашем городе - в последнее время стало подводить здоровье, вот и пришлось перебраться в Красноармейск из родной Банновки.

С Серафимой Ивановной они живут вот уже 66 лет, достойно воспитали троих детей, пять внуков и пять правнуков. И теперь уже дети возвращают долги свои родителям, как исстари в русских семьях ведется. Благополучно и радостно живут Александр Федорович и Серафима Ивановна в семье младшей дочери, Евгении Александровны, которая хорошо заботится о пожилых родителях.

А еще Александр Федорович продолжает интересоваться и любить историю родного края, и по-прежнему старается щедро делиться своими знаниями и этой большой любовью с окружающими людьми. Он уверен, что общество, не помнящее своей истории, не знающее своих истоков, не может иметь благополучного и надежного будущего. А ведь ради этого будущего он и ушел когда-то воевать, ради будущего летал наш Скоморохов, и ради этого не вернулся в родную Банновку его друг Митя, Дмитрий Иванович Ардюков, как не вернулись еще миллионы. И Александр Федорович верит, что оно, это будущее, обязательно будет светлым и для всех радостным.

Лариса ЗЕМЦОВА

Погода