Дата последнего номера: 20 Сентября 2018 года
Новая жизнь16+
Красноармейская общественно-политическая информационная газета.Основана в 1932 годуЦена свободная

Реклама

Архив номеров

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

Первый солдат (Рассказ-быль)

0 1098 Кроме того
  • Первый  солдат (Рассказ-быль)

Иногда многие люди, и чаще молодые, говорят, что не помнят своего раннего детства, а тем более то время, когда пошли учиться в первый класс. Или у нас было другое детство(?), что-то запоминающееся, трудное, голодное и, в одно время, светлое! Я прекрасно помню, когда закончилась война... Мне тогда было четыре года и восемь месяцев. И помню первого солдата живого, здорового, вернувшегося с войны. Это был солнечный день. Мы с другом-соседом играли во дворе. На улице было слышно, что кто-то вернулся с войны и все бежали туда, в основном женщины, дети... Мы с другом тоже побежали туда смотреть. Когда мы пришли к этому двору, моя мама с моими сестрами уже была там. Мама с сестрами стояли немного в стороне. Там было много женщин, и молодых, и старых. Одни плакали, другие молча, все в слезах, смотрели на солдата, который ходил по двору и здоровался со всеми. Это я увидел как бы мимолетно, но нас, мальчишек, интересовало другое... Наш друг Наиль, с которым мы иногда играли вместе, был в отцовской фуражке и с ремнем, перекинутым через плечо. Фуражка почти все лицо закрывала. В руках у него была палка, как будто ружьё, и ходил он среди ребят такой гордый, как настоящий солдат, как бы дразня нас. Мы с такой завистью смотрели на него, ведь у него отец вернулся живой, невредимый. Мама что-то говорила, я поднял голову, посмотрел, увидел мамины глаза. Я своим детским умом понял, что что-то случилось... В маминых глазах была такая тоска, сестры плакали. Старшая сестра сказала: "Ведь папа обещал вернуться, а его до сих пор нет!" Когда шли домой, она всю дорогу повторяла, а мама успокаивала, что скоро вернется наш папа. Мы все ждали его каждый день. Я думал сделать к приезду нашего папы настоящее ружьё. Но отца все не было. Возвращались с фронта солдаты-инвалиды, но живые. Уже став взрослым, стал думать и понимать, какие слезы были тогда у женщин и детей, которые встречали первого солдата, вернувшегося с войны. Они радовались общему счастью, и горе было у многих, думая что больше никогда не увидят, не встретят своих близких, родных, любимых сыновей, отцов и мужей.

По рассказам мамы, в нашем селе до войны было 62 двора. На войну ушло более сорока мужчин и три женщины, а с фронта живыми вернулись 13 солдат, из них 3 инвалида и все женщины. Одна из них, что помоложе - вся седая. Нашего отца все не было!

Вернулся наш отец уже осенью. Помню, тогда много картошки выкопали, собирали. Однажды вечером пришла женщина, такая радостная, говорит: "Суелче!", т.е. радостная весть, что нашего отца и еще двоих солдат видели на станции, что ищут подводу, а может, пойдут пешком и к утру будут. А его товарищи, что не из нашего села, пойдут дальше. Мама за "суелче" обещала платье женщине, когда немного разбогатеем. Мы ждали, ждали и легли спать... Конечно, я проспал! Утром во дворе шум, гам стояли. Я вышел во двор, а там, среди людей стоял мой отец. Хотя я никогда не видел своего отца, даже фотографию.

Отец был в военной форме, усатый, весь в орденах! Как увидел меня, ведь тогда я был единственный сын, меня крепко прижал и высоко поднял. Я очень испугался, ведь до этого меня никто так высоко не поднимал, заплакал и убежал, спрятался и забыл про ружьё, фуражку, ремень, о чем мечтал все лето. Конечно, было грустно и обидно - не так как моему другу Наилю.

Дожив, слава Богу, до пожилого возраста, я вспоминаю иногда, да и часто, своё далекое, грустное, безвозвратное детство и, особенно по ночам, иногда тихонечко смеюсь; иногда такая тоска в душе и слезы появляются, вспоминая как мама тихонечко плакала, боясь испугать и разбудить нас. Я всегда лежал рядом с мамой.

И сейчас, как в детстве, слезы уже пожилого человека, такие теплые, приятно по щекам катятся. Как бы ты успокоишься, и тепло, спокойно становится на душе. Мама всегда говорила: "Сынок, старайся ложиться на тот бок, где не больно". Но в жизни всякое было, но часто и приходилось ложиться на больную сторону. Ведь нам, детям войны и послевоенного времени, приходилось испытать всякие трудности в детстве: и холод, и голод, иногда и радости. Это было только начало нашей жизни...

В 1946 году родилась сестренка, - нас уже стало четверо детей. Мама с папой работали в колхозе, и мы всё же часто голодали. Приобрели корову и нам стало немного полегче. И поэтому с 12 лет я стал косить траву. А с 13 лет наравне со взрослыми работал в колхозе. И так трудился до начала учебного года.

Не буду вспоминать, как пошел учиться в первый класс... А в третьем классе, в декабре месяце, со мной случилось большое несчастье. Перед этим мне приснился сон - меня схватил большой волк поперек туловища и держал, не отпуская, вроде, не больно, но трудно было дышать. Я проснулся и потом боялся уснуть, боялся, что приснится волк...

Мы, три друга - одноклассники после школы играли на льду. Река от нас была недалеко - метров 50. Шириной не более 25-30 метров. Через реку - мост. Зимой под мостом река не замерзала - течение хорошее. Ниже по течению от моста узкая не замерзшая полоска метров 5-6. С одной стороны моста играли старшеклассники - их там было много. А мы, трое друзей, играли с другой стороны - у полыньи, пускали разные палочки, что попадало в воду, крутилось и уходило в глубину под лёд.

Ведь случиться надо беде! Я решил ногой подтолкнуть деревяшку, упавшую рядом с полыньёй. Нога скользнула и я оказался в воде. Течением меня тянуло под лед. Я успел зацепиться за край льда, и меня прижало в узком месте, ноги подо льдом. Меня боком прижало течение ко льду. Левая рука оказалась на льду, а правая - под водой: держусь о лед. Солнце на закате, ещё светло. Мои друзья, испугавшись, убежали, думали, что я уйду под лед, даже боялись позвать кого-нибудь на помощь. Они спрятались до темноты. Это мне рассказали, когда я учился, наверно, в классе седьмом.

Вот я прижат течением... Вот и сон - волк. Всё точно вспомнил. Ведь не больно было, страха не было. Только боялся, что замерзну, что не обнаружат меня. Кричать - вроде, кричал, но я был прижат грудной клеткой ко льду. А с другой стороны моста было слышно, что ребята играли. А может, мне тогда казалось. Мне хотелось, чтоб кто-то прошел по мосту. Стало постепенно темнеть, уже почти темно... Я хорошо помню, что шапку бросил в сторону села -думал, что потом обнаружат.

Через мост идут двое, разговаривают. Я кричу, по воде рукой хлопаю из последних сил, - кажется, услышали... Спустились, увидели меня, подползли ко мне с двух сторон и вытащили меня и домой отнесли. Всю оставшуюся жизнь я благодарен этим ребятам!

Когда меня вытащили - этого я уже не помню. Уже утром, дома, я очнулся, лежу на печке. У нас тогда были большие печки. Я весь мокрый и стоял сильный запах водки.

В общем, я заболел очень сильно - температура, сильный кашель. А в больнице я тогда не лежал. Больница от нас была далеко, и ещё зима! Меня тогда моя мама лечила - родная моя! Я всю ту зиму и лето болел. Мама грела камень -дикарку на огне, заваривала душицу и еще какую-то траву, ставила тазик, клала туда камни, заливала заваркой душицу, шёл пар и меня накрывала одеялом. Я дышал этим паром и ложился спать. И так я лечился всю зиму. У меня по бокам с обеих сторон стали появляться фурункулы, то там, то там. А ноги так скручивало судорогой, такие адские боли были... Не желаю никому таких болей испытать. Весной одна бабушка сказала, чтобы мои ноги совсем не отказали, не пропали - в горячем навозе их подержать. Ведь во дворе у тех, кто скотину держит, навоза много. Он "горит" как бы внутри, окисляется. Мама делала углубления в навозной куче и я туда свои ноги ставил. Навоз внутри очень горячий, но надо терпеть. Потом смывали водой и укрывали одеялом. И так до заделки кизяков (кирпичи из навоза для топки печек вместо угля). Так меня мама и вылечила.

А ведь каждый год ближе к зиме у меня пропадал голос. Не мог говорить ясным голосом. Даже на комсомольском собрании комсорг обсуждала меня, что я веду себя недостойно, не хочу учиться, ведь я никому не рассказывал о своих бедах.

В 1950 году родился братик. А в 1952 году отца арестовали... Пришли ночью, забрали и на 10 лет отправили в Кемерово, на шахты. Как будто он что-то говорил недозволенного. Мы остались одни, пятеро детей. Вот и пришла тогда настоящая нужда горькая. Мама часто стала болеть- то сердце, то расстройство, и часто теряла сознание. Мы, конечно, чем могли, помогали ей. Сестры уже после пятого класса пошли работать в колхоз, по силе возможности мама работала дояркой.

В 1953 году, осенью, отца освободили. Мы обрадовались, думали, что все будет хорошо теперь. Отец все войны прошел, сначала Финскую, потом Великую Отечественную. Весь в орденах... Только в двух местах по телу были осколки. Но пробыв полтора года в тюрьме, вернулся больным. Был у него сильный и длительный кашель, слабость, не мог много работать - уставал сильно. И таким он был до конца своей жизни.

Ранней весной мы всей семьёй, т.е. сестры, отец и я, ходили ловить сусликов, шкура шла на продажу, а мясо для еды. Даже солили в кадушке. Тогда для нас очень голодные годы были.

Летом, после уборки урожая, мы, дети, ходили собирать колосья втихаря. Все равно после пахать нужно. Ведь собирать колосья нам не разрешали, бригадир нас гонял кнутом, если поймает с колосьями, то отберет. А дома колосья мы толкли то рукой, то на деревянном толчке. Мама и сестры поджаривали зерна на сковороде, и они для нас такие вкусные были!

В 1954 году родился братик,- нас уже шестеро. После семи классов мы постоянно работали в колхозе, ставили палочку, т.е сколько трудодней заработаем, и так до армии. За каждый трудодень, когда урожай небольшой, давали 200-300 граммов зерна. В то время мы с 12-13 лет после учебного года все лето работали в колхозе.

После войны в селе остались почти одни женщины. Пока мы подрастали, трудное было время для всех. Но мы всегда радовались изменениям и тому, что у нас есть будущее. И этим всё сказано. Ведь мы были дети войны и послевоенного времени. А моё детство проходило в селе Гумерово Оренбургской области.

Равиль ИШИМБЕТОВ



ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Погода